?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: происшествия

214. Панегирик Назария Константину Великому
Варяги, Русь
alex_oleyni
Панегирик был произнесен ритором Назарием в Риме 1 марта 321 г. Восхваляя действия императора, Назарий так описывает боевые действия под Вероной, произошедшие в 312 г.
«Сама же Верона, наполненная значительными военными силами, которые собрал воедино страх перед твоим прибытием, и уже потеряв множество своих жителей убитыми, на некоторое время сделалась более осмотрительной, но не слишком преуспела в этом намерении: она искала убежища от твоих атак за своими стенами. К тому же в ней находился Руриций(Aderat ibidem Ruricius, experientissimus belli et tyrannicorum ducum columen), человек чрезвычайно опытный в военном деле и опора тиранов, а все стены были покрыты большим количеством защитников, хотя большая их часть уже была разбита под Бриксией. Подобно тому, как подорвано здоровье всего тела, даже если болит какой-то один орган, и все войско испытало страх, когда неудачу потерпела одна из его частей. А как легко отбросить прочь слабость, когда человек охвачен чрезмерной дерзостью, ясно показывают как другие случаи, так в особенности и осада этого города. Осажденные предпринимают атаку, и те, кто в течение довольно долгого времени укрывался внутри городских стен, чтобы избежать смерти, воспользовались случаем и совершили безрассудную вылазку, за что и были наказаны. Тот же Руриций, потеряв множество воинов и будучи оттесненза городские ворота, лишился надежды и к тому же тронулся умом: он вырвался из Вероны и вскоре привел туда же новые силы, а уже на исходе дня предпринял новую атаку, более страстно стремясь к битве, чем к своему спасению. Однако он ошибся скорее в итоге сражения, чем в заслуженной им участи. В самом деле, смерть уничтожила ярость, которая не могла быть излечена ни доводами рассудка, ни страхом поражения».(Латинские панегирики. XII Panegyrici latini //Nazarii Panegyricvs Constantino Avgvsto Dictvs, 25,3-7, M., 2016, C. 321-322)
В этом отрывке речь идет о префекте Максенция с неримским именем Руриций/Рурик, который  попытался организовать оборону Вероны и погиб в кровопролитном сражении с войсками Константина Великого в августе 312 г.  Он также упоминается в другом панегирике IX.8.1 с именем Помпеян. В исторической традиции он закрепился под именем Руриций Помпеян.
Как видим, имя Руриций/Рурик встречалось еще в начале IV в. и своим происхождением никак не обязано скандинавам.

72. Осада аварами и славянами Константинополя летом 626 года
Варяги, Русь
alex_oleyni
Наиболее подробно излагает историю осады Константинополя в 626 году Пасхальная хроника. Когда император Ираклий находился на границе с Персией со своей армией, авары нарушили перемирие и подступили к стенам Константинополя. 29 июня под стенами Константинополя появились передовой отряд авар. К Халкидону в это время подошла персидская армия, союзная аварам. Долгое время авары не предпринимали активных боевых действий против Константинополя. Только после прибытия союзников славян и самого кагана 29 июля года, авары предприняли штурм Константинополя 31 июля, но были отбиты. Славяне воевали как под стенами Константинополя, так и на море. После неудачных переговоров 2 августа между патрикием Воносом, который возглавлял оборону и аварским каганом, 3 августа они попытались организовать переправу персидского войска под стены Константинополя, но грекам удалось рассеять их ладьи в морском сражении. После этого 4 августа был предпринят одновременный штурм в районе Влахернских ворот и с моря и с суши, но греки успешно отбили его. При этом им удалось на море заманить славян в ловушку и многих перебить. После этого произошла ссора авар и славян, и последние удалились от Константинополя. За ними последовали и авары. О самом напряженном эпизоде осады – битве 4 августа – рассказывает также Патриарх Никифор и Феодор Синкелл, который был непосредственным участником событий и членом посольства к аварскому кагану 2 августа. При этом оба указывают на то, что славяне использовали долбленные лодки – однодеревки и именно на них аварский каган возлагал ответственность за штурм с моря. Патриарх Никифор пишет:
«И так как множество славян следовало вместе с аварами и действовало в союзе с ними, они дали им знак, чтобы, как только они заметят факелы, зажженные на передней стене Влахерн, именуемой птерон [крылом], они сразу же подошли туда на лодках-однодеревках, чтобы вплавь пробраться, взволновать город, и чтобы авары могли смело броситься со стен внутрь города».
Георгий Писида, византийский поэт и очевидец событий писал в «Аварской войне», что славяне сражались на море в долбленных попарно соединенных лодках.
Несмотря на то, что дошедшие свидетельства византийских авторов не указывают прямо откуда прибыли славяне, однако косвенные детали и последующая историческая традиция дают все основания предполагать, что речь идет о восточных славянах и скорее всего пришедших из Среднего Поднепровья. Использование ладий-однодеревок, моноксил, было характерно для всех походов киевских князей.
Кроме того, из текста мы видим, что Никифор подчеркивает союзный характер отношений со славянами. Это не могли быть славяне Центральной и Южной Европы, которые подчинялись аварскому каганату. Из повести временных лет мы заем о том, что авары «примучаша» дулебов только. О влиянии на Среднее Поднепровье никаких данных нет, хотя Нестор прекрасно знал об эпохе авар в Европе. Под влиянием норманнизма, многие исследователи, предполагая, что никакой организации и государственности у восточных славян не было вплоть до «великих просветителей»
- шведов, пытались (и сейчас пытаются) доказать, что весь этот флот ладий построили балканские славяне, подвластные аварам. Так историк Успенский Ф.И. считал, что флот этот набран был из тех славян, которые уже обосновались на Балканском полуострове и обосновались на берегу Средиземного моря. Но такой большой флот никакие балканские славяне не могли предоставить. По свидетельству хроник, после сражения вся бухта Золотого Рога была усеяна обломками судов и телами, так что по ним можно было ходить как по понтонному мосту. Нет никаких исторических известий о том, что балканские славяне хоть когда-нибудь собирали такой флот.
Кроме того, рассказы об этих событиях распространились в различных повестях, проповедях и других церковных документах. Причем последующая историческая традиция уверенно связывала славян именно с русью. Повесть о нападении персов и авар на Константинополь попала на Русь из Византии и сохранилась в рукописях 15-17 веков. Также эта повесть была переведена в 1042 году Георгием Мтацминдели на старогрузинский язык на Афоне. И старославянские и старогрузинская повесть восходит к более древнему византийскому оригиналу, который в свою очередь восходит к византийскому автору VII века Феодору Синкеллу, очевидцу событий. В.Г. Василевский считал, что эта повесть вошла также в Пасхальную хронику еще в VII веке. Интересно, что в старогрузинской версии название звучит так:
«Осада Константинополя скифами, кои суть русские и поход императора Ираклия в Персию». И в самом тексте рукописи есть указание на то, что под скифами нужно понимать русских. «Осаждавшие в 626 г. Константинополь скифы, были русские, государь которых назывался хаканом».
Хакан, как мы знаем, титул, который носители не только правители кочевых народов, вроде авар или хазар. Этот титул носили и киевские князья вплоть до Владимира Святого. Этот же титул правителя народа Рос упомянут и в Бертинских анналах под 839 г.
Упоминание о нападении руссов на Константинополь в 626 году также содержится в Типике Большой Константинопольской церкви (церковном уставе IX-X веков) по Патмосской рукописи. Также оно есть и в хронографе греческого Анонима (XVIII в).
Иоаникий Галятовский в 1665 году писал, что Константинополь в 626 году от русских спасен при патриархе Сергии.
Византийские авторы часто называли русов скифами или тавроскифами. Тавроскифами называл воинов Святослава Лев Диакон в X веке. Скифами называет патриарх Фотий руссов напавших в 860 году на Константинополь. Константин Манассия в XII веке называет нападавших в 626 году славян тавроскифами. Но в староболгарском переводе его сочинений к указанию тавроскифских кораблей добавлено уточнение «ветри русии». Поэтому нет сомнений в том, что под тавроскифами имелись в виду именно русы-славяне.
В старославянской и старогрузинской переводных повестях содержится также указание на обряд погребения славян. «Оставшиеся в живых враги не успевали сжигать трупы павших; сжигание требовалось обычаем варваров». Это важная деталь, так как она подтверждает, что именно славяне Поднепровья были среди осаждавших. У кочевых народов причерноморских степей тогда был распространен обряд трупоположения. Такой же обряд погребения фиксирует и Лев Диакон в 10 веке среди воинов Святослава. «Как скоро наступила ночь и явилась полная луна на небе, то русы вышли на поле, собрали все трупы убитых к стене и на разложенных кострах сожгли, заколов над ними множество пленных и женщин».
Также интересной деталью является то, что авары ждали славян около одного месяца. По исследованиям Воронина Н. Н. плавание из Киева в Константинополь должно было занимать около 35-40 дней и лишь при благоприятных условиях около 25-30 дней. Это как раз столько, сколько авары ждали славян. При этом как пишет Воронин Н.Н.: «Условия плавания по Черному морю были наиболее благоприятны в конце июня и до начала августа». Именно в это время киевские князья обычно совершали свои походы на Царьград. Именно в этот период ждали и авары прибытия славян.
Косвенное подтверждение этому походу может дать и археология.
Византийские монеты VI-VII веков обнаружены в Киеве, Среднем Поднепровье и на юге, там, где проходил торговый путь из Киева в Царьград.
Таким образом, есть все основания считать, что среди нападавших на Константинополь были восточные славяне, т.е. русь. И эту русь как византийские авторы, так и последующие составители хроник и летописей отождествляли с восточными славянами, а не со шведами или скандинавами. Традиция эта сложилась давно, задолго до перевода в XI веке повести на грузинский язык. Это означает, что зачатки государственности сложились у славян Поднепровья еще в VII веке, задолго до появления первых известий о нападении викингов на Европу. Сохранение тех же принципов организации походов на Царьград, что и в последующих походах киевских князей, показывает, что как минимум, начиная с VII века нашей эры, в Среднем Поднепровье сложилась устойчивая этническая общность восточных славян и не было никой смены населения. Как штурм Константинополя в 626 году, так и посольство к византийскому императору в 839 году, последующий поход на Константинополь в 860 году доказывают, что первое государство у восточных славян складывалось без участия варягов, которые, как мы знаем, захватили власть в Киеве (если полагаться здесь всецело на летописную традицию) только в 882 году. О том, что шведы или норманны имели какое-то отношение, к образованию древнерусского государства вообще речь не идет, так как варяги не были скандинавами.