Category: отзывы

Варяги, Русь

75. Гипноз норманнизма

Огромное влияние на развитие норманнизма оказала работа датского лингвиста Вильгельма Томсена «Начало русской истории». Вот справка о нем из Википедии.
Вильгельм Людвиг Петер Томсен (дат.Vilhelm Ludwig Peter Thomsen; 25.01.1842, Копенгаген — 12.05.1927, Копенгаген) — датский лингвист и историк, профессор, иностранный член-корреспондент Российской Академии наук (с 1894). Труды по истории индоевропейских, прибалтийско-финских и тюркских языков, по этрусскому языку, а также по истории языкознания и истории Европы. Окончил Копенгагенский университет, там же получил докторскую степень и преподавал с 1871 г. до выхода в отставку в 1913 г. Президент Датского Королевского научного общества (1909). С 1894 иностранный член-корреспондент Российской Академии наук. Занимался в основном проблематикой контактов между финно-угорскими и индоевропейскими (германскиим и балтийскими) языками, скандинавско-славянскими связями (в том числе, как историк, «варяжской проблемой»).
Томсен безусловно был знаком с огромной норманнистической литературой, которая накопилась к концу XIX века. Начитавшись этих работ, он совершенно не прислушивался к мнениям оппонентов, обвиняя их просто в слепом национализме и антинаучности. В его работе очень показательным является место, где он приводит свидетельства
летописи о призвании варягов и потом делает выводы о скандинавском происхождении Рюрика. Здесь поразительным является то, что он приводит практически полностью текст из летописи и тут же безапелляционно заявляет о «скандинавстве» варягов. Такое ощущение, что нормальное, естественное восприятие текста и логика полностью выключены. Он приводит цитату, которая вообще никак не подкрепляет его утверждение. Я специально без сокращений
приведу все это место из его работы:


««В 859 г.», говорит Нестор: «пришли Варяги из-за моря и брали дань с Чуди и со Славян, с Мери, Веси и Кривичей; а Хазары брали дань с Полян, Северян и Вятичей». Далее он продолжает: «В 862 г. они (покоренные племена) прогнали Варягов за море и перестали платить им дань и стали управляться сами собою; но не  было у них правды: род восстал на род, и были у них усобицы, и они воевали друг с другом. И сказали они друг другу: "Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по правде" И пошли за море к Варягам—Руса — так назывались эти  Варяги, как иные (называются) Свей (Свие — Шведы), иные Урмане (Норманны, Норвежцы), иные Англяне (Англичане или Англы в Шлезвиге?), еще иные Готе  (вероятно, жители Готии, т. е. острова Готланда). И сказали Чудь, Славяне,  Кривичи и Весь Руси: "Земля наша велика и обильна, но порядка в ней нет;  приходите княжить и владеть нами" И были выбраны три брата с родом своим, взяли  всю Русь с собою и пришли. И старший брат, Рюрик, сел княжить в Новгороде,  второй, Синеус, на Белоозере, третий, Трувор, в Изборске. И от этих Варягов прозвалась русская земля, Новгородцы; это и есть Новгородцы, от крови  варяжской; прежде Новгородцы были Славяне. Через два года умер Синеус и брат его
Трувор, и Рюрик взял их земли и стал княжить один и разделил города между своими мужами: одному (дал) Полоцк, другому Ростов, третьему Белоозеро».

Таково младенчески простодушное повествование Нестора о начале русскогогосударства. Для того, кто читает его без предвзятого мнения и ухищренных  толкований, не может быть сомнения в том, что имя Варяги употреблено в смысле общего обозначения обитателей Скандинавии и что Русь есть имя одного отдельного скандинавского племени, пришедшего под предводительством Рюрика и его братьев из-за моря и положившего основание государству, столица которого некоторое время находилась в Новгороде; это государство и есть зерно, из которого выросла современная нам Российская Империя».
Из летописного отрывка любому нормальному человеку, который не начитался никакой норманнистической литературы, видно, что Нестор нигде не отождествляет варяг со скандинавами. Напротив, он указывает, что это племя на берегах балтийского моря, такое же как Свеи(Шведы) или Урмане(Норманны). Более того, этим он даже противопоставляет варягов шведам и норманнам. Он не только не путает варягов со шведами, но и отличает шведов от норманнов. Но Томсен, усвоив какие-то умозрительные теории, даже не пытается вдуматься в текст, и тут же заявляет, что «не может быть сомнения в том», что варяги это собирательное имя для скандинавов, хотя это из текста никак не следует. Далее в тексте он еще раз пишет: «остается налицо прямое утверждение летописца, что племя, основавшее  русское государство и давшее ему свое имя, было скандинавского происхождения». Такое впечатление, что Томсен сам не
вдумывался в текст, приводимой им цитаты, и полагался на построения предшествующих ученых, всецело им доверяя. Но такое простительно для школьника, доверяющего своему учителю, а не для члена-корреспондента Академии наук.
Гипноз норманистических построений ослепил не только Томсена. Так Ламбин Н.И. считал, что первым «норманнистом» был сам Нестор, а немецкие ученые лишь верные его последователи (Ламбин Н. Объяснение сказаний Нестора о начале
Руси. На статью профессора Н.И. Костомарова «Начало Руси», помещённую в «Современнике», 1860, № 1. — СПб., 1860. ). Позднее Шахматов А.А., один из крупнейших знатоков русских летописей, под действием того же гипноза и «авторитетных» мнений писал, «что первым норманнистом был киевский летописец (Нестор) начала XII века»( Шахматов А.А. Отзыв о труде В.А. Пархоменко: «Начало христианства на Руси» // Журнал Министерства народного просвещения. 1914. Ч. LII, новая серия. № 8. ).»
Но Нестор нигде и никогда не отождествлял варягов и скандинавов. Нет ни одной такой цитаты, ни в одном из древних списков Повести временных лет! И до сих пор в научной литературе бродит мнение, о том, что якобы Нестор
отождествлял варягов и скандинавов. Ослепляющий эффект раз запущенного научного мифа просто поразительный.