?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

245. Ал-Идриси и его свидетельство о двух видах русов
Варяги, Русь
alex_oleyni
Абу́ ‘Абдулла́х Муха́ммад ибн Муха́ммад ал-Идри́си (1100-1165 или 1166) – арабский географ и путешественник. Родился в Сеуте(расположена на северном побережье Африки, напротив Гибралтара), а образование получил в Кордове. По заказу норманнского короля Сицилии Рожера II в 1154 г. составил географическое сочинение «Нузхат алm-муштак фи-хтирак алm-афак» («Отрада страстно желающего пересечь мир») обычно называемого «Книга Рожера». В этом труде он скомпилировал в частности свидетельства предшествующих арабских географов о Руси. Но особый интерес представляет сообщение о двух видах русов, где один из видов русов явно располагается вне пределов Киевской Руси.
VI климат, 6 секция
«Русов два вида. Один их вид - это тот, о котором мы говорим в этом месте. А другой их вид - это те, которые живут по соседству со страной Ункариййа и Макадуниййа. И они сейчас, в то время, когда мы составляем эту книгу, уже победили буртасов, булгар и ал-хазар. И не осталось там, кроме них, никакого другого народа, а лишь только [их] названия в [этой] земле». (Коновалова И.Г. Ал-Идриси о странах и народах Восточной Европы М., 2006. С.121)
Под первыми русами, скорее всего, ал-Идриси имеет в виду славян Киевской Руси. К ним же относится и последующий текст. Речь только идет не о современных ал-Идриси событиях. Как указала И.Г. Коновалова  в данном случае сообщение о победе и истреблении буртасов, булгар и хазар является вольным пересказом Ибн Хаукаля.
Под вторым же видов русов имеется в виду территория где-то вниз по течению Дуная, между Венгрией и Македонией (Ункариййа и Макадуниййа). Вполне возможно, что в данном случае, как современник Готфрида Витерборского(см. предыдущую заметку), он имеет в виду ту же Русь на Дунае.

216. Норманизм и политика
Варяги, Русь
alex_oleyni
Обычно, когда пишешь о том, что норманизм – это чисто политический проект, и запад вместе со скандинавскими странами, преследует политические. а не научно-исторические цели, норманисты начинают возмущаться, играть в наивность и «запускают дурочку». Мол, да зачем это им надо. Они ведь по доброте душевной, просто для того чтобы просветить нас забитых славян. Мол, никого на западе не интересует этот норманизм и они о нем ничего не знают.
Поэтому приведу прямое доказательство того, что норманизм очень даже интересен на западне, и прежде всего в скандинавских странах.
В 2012 году в ЕС была издана на русском языке книга «По следам Рюрика Путеводитель по истории викингов в Северо-Западной России»( Дэн Карлссон и Адриан Селин)
На титульной обложке красуется значок ЕС и организации «Северное измерение», под эгидой которой и издана эта псевдонаучная книжечка.

Что же это за Северное измерение?
А вот что:
«Партнерство по культуре Северного измерения Северное измерение (ND) – общий проект Европейского союза, охватывающий ЕС, Россию, Норвегию и Исландию, а также Беларусь в качестве партнера первоочередной важности. ND впервые было созвано в 1999 году и получило новое качестве в 2006 году после подписания Плана действий ND. Северное измерение базируется на равноправном участии партнеров».
Т.е. это проект ЕС, но в качестве целевого информационного воздействия пристегнуты Россия и Беларусь. И циничная приписочка: «на равноправном участии партнеров».
«Кооперация осуществляется как путем регулярных встреч старших представителей участвующих стран, так и в рамках четырех партнерств: Партнерства ND по защите природы, Партнерства ND по здоровью общества и социальному благосостоянию, Партнерства ND по транспорту и логистике и Партнерства ND по культуре. Партнерство по культуре (NDPC) – одно из самых молодых. Его подготовка началась в 2008 году. В мае 2010 года странами- участницами был подписан Меморандум о взаимопонимании, а План действий NDPC был принят на встрече министров стран Северного измерения в ноябре 2010 г. Партнерство начало действовать в январе 2011 года; оно имеет небольшой секретариат, размещающийся в Совете министров Северных стран в Копенгагене. Партнерство по культуре также имеет Управляющий комитет, который состоит из представителей стран-участниц и собирается регулярно».
Оказывается не много ни мало, на уровне министров стран участниц все это организовано, но под эгидой ЕС. И все это счастье базируется в Копенгагене.
После этого, не успев организоваться уже в 2012 году партнерство, издает норманистическую работу о Рюрике. Не успели организоваться, а уже разобралось в сложнейшей проблеме, над которой ученые бьются уже 300 лет.
У кого-то есть еще сомнения, для чего создан этот проект?
Такие организации и деньги на их создание просто так не выделяются. Понятно, что проект призван постепенно уничтожать Историю древней Руси, историческое самосознание русского народа и навязывать псевдоисторию в виде рассказов про просветителей-викингов для забитых восточных славян.
На перлах этой чисто пропагандистской работы я останавливаться не буду. Большинство норманистических доводов уже многократно опровергались в научной литературе.
Как, пример, просто приведу фразу: «Варягам называли наемников и телохранителей, служивших правителям Руси в XI-XII веках.» Конечно, когда летописец пишет: «Афетово бо то колено варязи, свеи…» и т.д., он безусловно имеет в виду телохранителей, а не народ)))) Карлссончик нас решил просветить))) И так весь текст.
Но особо нужно отметить вот эту фразу:
«Если мы будем верить летописцу, то создание Новгородско-Киевского государства в середине IX века произошло в результате того, что скандинавские викинги, названные в русской летописи варягами, пришли править племенами, жившими на территории современной северо- западной России.»
Это ключевая фраза всей этой псевдонаучной демагогии. Вот здесь и встречается историческая демагогия и политика. Ради этого все и затевается.
Да. Не много, не мало, притязание на господство над Русью. Вот такая вот шмакодявочка Карлссончик из Лилипутии- Дании, а тоже претендует… ))).
Так что, такая вот, политическая незаинтересованность запада вырисовывается.

205 Про сквозные трансконтинентальные плавания скандинавов по рекам Руси.
Варяги, Русь
alex_oleyni
В 2015 г. была издана работа А.В. Лукошкова «Истоки и закономерности развития древнерусского судостроения», которая подводит определенную черту под тезисами о беспрепятственных сквозных плаваниях скандинавов по рекам Руси, как у себя дома. Я процитирую отрывок, который прямо относится к опровержению басен норманизма:
«Другими западными соседями древнерусских земель были разрозненные скандинавские племена, процесс объединения которых в единые централизованные государства шел с очень заметным отставанием от Древней Руси.
Следует сразу сказать, что влияние скандинавской судостроительной традиции на Древнюю Русь было ничтожно. И это объяснимо.
Находившиеся в состоянии постоянного противоборства с южнобалтийскими славянами, балтийскими племенами современных Литвы и Латвии и с финно-угорскими племенами современной Эстонии и Финляндии, скандинавы не имели возможности прямого контакта с Древней Русью. Для нападения. Например, на Киев им нужно было преодолеть просто гигантские сухопутные пространства среди враждебного населения. Фактически морским путем скандинавы могли доходить лишь до нескольких точек в Финском заливе и Ладожском озере. Коими были устья рек Наровы, Луги и Волхова. Но подняться вверх по их течению скандинавы на своих судах не могли из-за наличия естественных препятствий, в первую очередь, порогов.
Этот факт как-то замалчивается в отечественных научных трудах, хотя сами скандинавские ученые уже давно его признали.
Общий вывод четко сформулирован норвежской исследовательницей А. Стальсберг, которая в 1994 г.  констатировала: «…Территория Руси была доступна только при движении по рекам с волоками и порогами. Волоки и пороги – места, где легко контролировать путешествующих. По рекам нужно плыть на речных судах и по русским рекам никогда не ходили скандинавские морские корабли. Как правило, следы скандинавского пребывания улавливаютсяв городских центрах на реках. В сельской провинции норманны не селились… Шведские ярлы правили в Приладожье примерно с 1018 года до, по крайней мере, 1034 года, но по соглашению, а не в результате завоевания…Внутри Русской равнины, где расстояния длинны, волоки и пороги осложняли бы подход подкреплений и отступления скандинавов… Скандинавское [береговое] пиратство не могло быть распространено за волоки и пороги во внутрь страны. Трудно появиться неожиданно и отступать без препятствий по рекам с волоками и порогами, а тем более по суше…Особенно неправдоподобно, что иноземных пришельцев пропустили в значительных количествах в центральные области земледельческих племен, где земля была давно обжита…». Но дело не только в общетактических соображениях относительно опасности движения небольших отрядов по рекам вглубь территории. Исследования последних лет доказали, что традиционные скандинавские килевые суда с несущей клинкерной обшивкой вообще не могли плавать по русским рекам. В первую очередь из-за большой массы и наличия массивного выступающего вниз T-образного киля. Большие гребные корабли типа судна из Гокстада не вписывались в узкие фарватеры забитых камнями порогов. Их длинные корпуса с выступающими вниз на 40-50 см килем в принципе не могли быть проведены между торчащими вдоль русла многочисленными камнями. Найти е то что 20, но даже 10-метровые прямые отрезки между валунами , а тем более сектора с тем же радиусом для разворота корпуса при многократном маневрировании между камнями при прохождении порогов практически невозможно. Но еще невероятнее представляется возможность волока, а тем более переноски любого из известных типов скандинавских кораблей мимо порога по берегу. В первую очередь из-за большой массы. Ведь эти выдающиеся по своим мореходным качествам суда имели массивный киль и штевни, на которые крепились бортовые доски толщиной 25-30 мм. Причем крепились «внахлест» с перекрытием 25-30% от их ширины, что соответствующим образом увеличивало массу корпуса. Кроме того, для фиксации мачты скандинавские суда имели массивную систему из двух брусов длинной 3 и 5 метров и мириной 0.6 и 1.0 метра, зажимавших степс. Известно, что собственная масса датируемого 850-ми гг. судна из Гокстада составляла 9 тонн, а вместе с экипажем, провиантом и оружием – 18 тонн при осадке корпуса 0.75 метра, загруженного - 0.9 метра.  С экипажем в 70 человек при волоке даже пустого корпуса на долю каждого приходилось бы по 130 кг веса. Но ни поднять такой груз на плечи, ни толкать его по настильным бревнам физически невозможно. И уж тем более экипаж не мог поднять такой корпус на крутые днепровские берега и тащить его в обход порога по прибрежным холмам.
Невозможно было перемещать такое судно и через волоки междуречья, к тому же из-за большой осадки их подъем к истокам рек был исключен. Но кроме того, констрктивная схема скандинавских судов основывалась на использовании массивного киля и скрепленных с ним несущих бортовых досок. Такая схема идеальна для плавания в море, но в реках удар о подводный камень буквально смертелен для всей конструкции, поскольку для замены сломанного элемента требуется разбирать весь набор. Еще менее вероятно использование на русских реках скандинавских торговых судов , известных под названием «кнорр». Реконструкция найденных образцов кноррров показала, что они предназначались исключительно для плавания под парусом, имея лишь 3 пары весел в носу для маневрирования при заходе в порт и подходе к причалу. В силу этого их экипаж состоял из нескольких человек, которые не могли обеспечить долгую греблю и буксировку своих судов по рекам.
Невозможность применения традиционных скандинавских судов для плавания в русских реках признают все скандинавские ученые, впрочем, обычно оговариваясь, что скандинавы могли использовать местные славянские суда. Так, датский профессор Эльзе Роэсдаль, анализируя конструкции найденных в Роскильде судов викингов, пишет: «Разумеется, суда, подобные вышеописанным, не предназначены для плавания по рекам. Для речного судоходства требовались суда, снабженные веслами. Причем при плавании по некоторым(?) рекам в Восточной Европе, в Польше и на Руси, суда иногда(?) приходилось на некоторые расстояния тащить волоком по суше. Следовательно, они не должны были быть чересчур большими и тяжелыми. Между тем один лишь корпус у копии корабля №3 из Скульдев (малый кнорр длиной 13 м с грузоподъемностью 4.6 тонны и экипажем из 4-5 человек. – А.Л.) весил около 2 тонн. Скорее всего для плаваний по рекам использовались местные ладьи…».
Другой ведущий датский специалист в области древнего мореплавания – профессор Оле Крумлин-Педерсон – уже прямо утверждает, что плавания скандинавов из Швеции в Византию по восточноевропейским рекам могли совершаться тольок с использованием легких и узких судов, изготовленных на базе распаренных однодеревных основ длиной 12-16 метров, поскольку только они обеспечивали возможность маневрирования при прохождении порогов в сочетании с переноской по суше в районе волоков. То есть речь идет о славянских судах, потому как такая технология не применялась скандинавами.
Известный шведский исследователь профессор Эрик Нюлен еще больше уменьшает  размеры использовавшихся скандинавами на русских реках судов. Он полагает, что их длина могла составлять всего 8 метров при ширине окрпуса в 2 метра. Экипаж таких судов составлял не более 7-11 человек, и плавали они по русским рекам отрядами, что обеспечивало помощь друг другу при прохождении сложных участков.
Теоретически схема перемещения небольших скандинавских судов через волоки и пороги русских рек возможна, но при одном условии: скандинавские купцы и воины должны были двигаться караванами из нескольких кораблей(судов) с тем, чтобы каждое судно перетаскивалось силами нескольких экипажей. Причем число судов в таких отрядах должно было быть довольно значительным. Ведь перетащив один корабль за 10-20 км, нельзя было бросить его на новой реке(месте) без охраны. Также кому-то нужно было охранять суда, оставленные в точке начала волока. При численности экипажей в 8-10 человек, такого количества для отражения нападения славян, финнов или печенегов было явно недостаточно. Поэтому нужно было иметь в караване не менее 10 кораблей с тем. Чтобы 2 экипажа охраняли суда в начале волока, два – в конце волока, а члены 6 экипажей, меняясь, тащили очередной корпус.
Но о таких массовых экспедициях плаваниях на Русь сведений нет ни в скандинавских, ни в русских источниках. Наоборот, все упоминания о плаваниях скандинавских торговцев в Гарды(Гардарики) содержат информацию об использовании только одного судна, которое обычно прибывало в Альдейгьюборг (Старую Ладогу), откуда приезжие двигались в Новгород сушей.
Но главное, движение таких отрядов даже на малых судах было бы чрезвычайно медленным. Опыт плавания в 1994-1996 гг. построенного на Готланде небольшого, длиной 9 метров и шириной 2.2 метра, судна «Айфур» с экипажем из 10 человек подтвердил это. Путь от Центральной Швеции до устья Днепра занял в общей сложности 80 дней. Но при этом участники проекта признают, что в реальности такое путешествие должно было занимать от 120 до 140 дней, поскольку в ходе эксперимента судно не сталкивалось с проблемами преодоления несуществующих сегодня невских и волховских порогов. Более того, из-за малого уровня воды в Ловати весь этот участок, включая в приток Западной Двины р. Усвячу, судно не проходило, а было перевезено автотранспортом. Аналогичным образом волок из р. Каспли в Днепр протяженностью 65 км был заменен перевозкой корпуса по шоссе на колесной тележке, причем без снаряжения и запаса продуктов, которые транспортировались автотранспортом. Все это позволило участникам сделать однозначный вывод, что с учетом разницы в сроках вскрытия льдов на северных и южных реках, а также несовпадения на них сроков осеннего и весеннего половодий, плавание даже небольшого судна от Швеции до Черного моря за один сезон было попросту невозможно. Особенно убедительно такое заключение в свете еще одного дополнительного аргумента. Дело в том, что при прохождении первых же порогов в нижнем течении Ловати у судна «Айфур» был сломан киль, что потребовало прекращения экспедиции с возобновлением движения только на следующий год.
Все сказанное подтверждает тезис о малой вероятности использования скандинавами своих традиционных судов для движения по русским рекам, а также вводит вполне понятные корректировки и в вопросы оценки массовости их присутствия на территории Древней Руси.

Таким образом, наиболее вероятный вариант генезиса древнерусского судостроения почти наверняка связан с использованием опыта южных и западных славян, торговые связи с которыми очень хорошо видны из письменных источников и из археологических материалов.
Контакты западных и восточных славян со скандинавами начались позже создания и становления традиций славянского судостроения. Фактов заимствования восточными славянами традиций скандинавского судостроения мы не знаем. Возможно, это связано с тем, что скандинавское судостроение было ориентировано на плавание по морю, а славянское – по рекам. Вместе с тем следует заметить, что имеются факты заимствования скандинавами у славян Южной Балтики терминов, связанных, как констатировал в 1912 г. Г. Фальк, с судостроением».

189 Рубрук и его рутены.
Варяги, Русь
alex_oleyni
Гильом де Рубрук (ок. 1220 — ок. 1293) фламандский монах – францисканец, по повелению Людовика IX совершил в 1253-1255 гг. поездку в Каракорум, ставку монгольского хана Мункэ. Рубрук оставил после себя подробное описание своего путешествия.  В своем описании он упоминает многие народы, в том числе руссов.  Руссов Рубрук называет рутенами (Ruteni, но в разночтениях списков встречаются и Rutheni). Спустя сто лет после Герборда и Эббо, составлявших жития Оттона Бамбергского и называвших рутенами (Rutheni) славян острова Рюген, Рубрук использует этот термин в отношении восточных славян Киевской Руси. Здесь нужно отметить, что Рубрук был очень наблюдательным человеком, а кроме того достаточно образованным и начитанным. Он не только записывал сведения о различных народах и местностях, но и сопоставлял эти данные с трудами предшествующих ученых, такими как труды Исидора и Солина. Так он исправил ошибку предшественников, утверждавших, что Каспийское море имеет сообщение с Северным океаном. Также он первым указал на то, что упоминаемая в древних трактатах страна Серес и Китай одна и та же страна. Маршрут Рубрука не пролегал по территории Киевской Руси, тем не менее он безусловно слышал и знал о ней.  Поэтому представляет большой интерес то, что он уверенно использует термин рутены(Ruteni) в отношении славян Киевской Руси, а не южнобалтийских славян.
Такой перенос этнических названий с одних славян на других, безусловно, имел определенные основания и не мог быть случайной ошибкой средневековых ученых и путешественников.
Здесь нужно также отметить, что на русский язык был сделан перевод Рубрука А.И. Малеиным, который был издан в 1911 г. и в 1957 г.  Есть еще перевод  Минаева 1997 г., но он следует в основном переводу Малеина. Несмотря на все достоинства перевода Малеина, он сделан по французскому изданию 1839 г. без критической проверки по остальным спискам и приведения разночтений(при том, что Малеин располагал и другими изданиями, в том числе и английскими). По сути, на сегодняшний момент нет настоящего научного издания перевода Рубрука на русский язык с разночтениями и комментариями.
В качестве примера, можно привести один отрывок, где упоминаются рутены.
Вот латинский текст, на который опирается Малеин и его перевод:
Utrosque enim vocant lllac et hos et îllos. Lingua Butinorum et Polonorum et Boemorum et Sclavonorum eadem est cum lingua Wandalorum, quorum omnium manus fuit cum Hunis, et nunc pro majore parte est cum Tartaris, quos Deus suscitavit a remotioribus partibus, populum nullum et gentem stultam, secundum quod dicit Dominus: «Provocabo eos, id est, non custodientes legem suam, in eo qui non est populus et in gente stulta irritabo eos.»
Ибо обоих, как тех, так и этих, именуют Иллак. Язык Русских, Поляков, Чехов (Boemorum) и Славян один и тот же с языком Вандалов, отряд которых всех вместе был с Гуннами, а теперь по большей части с Татарами, которых Бог поднял из более отдаленных стран, не народ и племя несмысленное, по словам Господним: «Я вызову их, то есть не хранящих своего закона, чрез того, кто не народ, и раздраж у их племенем несмысленным». (гл.23)(Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубруку, М. 1957, C.123)

А вот латинский текст по английскому изданию, который приводится на сайте
file:///C:/Documents%20and%20Settings/User/%D0%9C%D0%BE%D0%B8%20%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D1%83%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8B/Downloads/latin.html
Text for this edition is taken from The principal navigations, voyages, traffiques, and discoveries of the English nation / collected by Richard Hakluyt, and edited by Edmund Goldsmid. Edinburgh: E. & G. Goldsmid, 1885-1890. Volume II.

Vtrosque enim vocant Ilac, et hos et illos lingua Rutenorum et Polonorum et Boemorum. Sclauorum est idem idioma cum lingua Vandalorum, quorum omnium manus fuit cum Hunis: et nunc pro maiori parte est cum Tartaris quos Deus suscitant à remotioribus partibus, populum multum, et gentem stultam secundùm quod dicit Dominus, Prouocabo eos, id est, non custodientes Legem suam, in eo qui non est populus, et in gente stulta irritabo eos.
Ибо обеих зовут "илак", и у этих и у тех язык русских, поляков и богемов. Язык же славян один и тот же с языком вандалов, отряд из всех их был с гуннами: и ныне по большей части с татарами, которых Бог поднял из более отдаленных стран, народ многочисленный, несмысленный, согласно тому, что говорит Господь: «Раздражу их, т.е., не хранящих Закон мой, через тех, которые не народ, и народом бессмысленном огорчу их».(Deut 32. 21.).

Как видим в этом небольшом отрывке сразу несколько разночтений. Во- первых,  по-разному расставлены знаки препинания, во-вторых, встречаются разночтения в словах (например, populum nullum и populum multum).  «Илак» о которых идет речь – это болгары. Рубрук ведет речь о болгарах переселившихся в Болгарию и тех, которые кочуют в предгорьях Урала.  По переводу Малеина получается, что Рубрук долго ведет речь о болгарах, но затем неожиданно перескакивает и сообщает о том, что «Язык Русских, Поляков, Чехов (Boemorum) и Славян один и тот же с языком Вандалов». При такой расстановке знаков препинания этот неожиданный переход от болгар к остальным славянам выглядит довольно странно. Кроме того, не совсем понятно, кого в таком случае Рубрук подразумевает под славянами, перечисляя их отдельно от руси, чехов и поляков. Здесь представляется, что текст английского издания латинского текста более соответствует оригиналу. Рубрук сообщает о том, что язык болгар тот же, что у рутен(руси), поляков и чехов(богемов).  О том, что кочевники болгары изначально говорили на другом языке, по всей видимости, Рубрук не знал и сообщает свои сведения на основании данных о современных ему дунайских болгарах.  После же отождествления языка болгар, руси, поляков и чехов он добавляет, что язык славян тождественен с языком вандалов, подразумевая под славянами все перечисленные народы.
Таким образом, Рубрук не только указывает на близость основных славянских языков, но и указывает на их древность, приводя связь с языком вандалов и отсылая к эпохе великого переселения народов.

179. Статья Ковалевского о Русской правде
Варяги, Русь
alex_oleyni

С. Д. Ковалевский

Еще один удар по сторонникам норманской теории

«Historisk tidskrift». Oslo. 1963, № 1, s. 113–127.

Статья норвежского филолога-слависта Коре Сельнеса «Древнерусское право и скандинавские законы» не может не привлечь внимания советского читателя. В современной реакционной буржуазной историографии, особенно в скандинавской, широко распространена так называемая «норманская» теория, согласно которой скандинавы-варяги сыграли решающую роль в образовании древнерусского государства. В «обоснование» этой теории приводится, в частности, тот аргумент, что первый письменный памятник древнерусского права — Русская Правда — был создан якобы под прямым влиянием староскандинавского 197 права или даже является простой записью старошведского обычного права на русском языке. Так, финский филолог Н. Бекман, сравнивая Русскую Правду и старошведские областные законы, обнаружил в них много аналогий: одинаковые суммы штрафов за одинаковые преступления, один и тот же срок исполнения приговора (5 дней), одинаковое число присяжных в суде (12) и т. д. На этом основании он утверждает, что Русская Правда является старошведским обычным правом, которое Ярослав Мудрый ввел в своем государстве.1 Шведский ученый А. Норбак пытается доказать, что Русская Правда — это шведско-варяжское право.2 Анализируя Русскую Правду и старошведские областные законы с точки зрения лингвистики, он «находит» в Русской Правде много «заимствованных» скандинавских слов и выражений (например, русское слово «город», по его мнению, скандинавского происхождения).

Точка зрения Бекмана и Норбака о скандинавском происхождении первого русского свода законов до сих пор не встречала на Западе серьезных возражений, если не считать статьи американского филолога профессора Г. Бирнбаума, который, однако, подходит к вопросу только с лингвистической стороны. Анализируя язык и стиль Русской Правды и старошведских областных законов, он делает вывод, что большинство примеров Норбака не выдерживает критики и что имеется очень мало оснований говорить о зависимости Русской Правды от скандинавских источников.3

К. Сельнес пытается выяснить, действительно ли скандинавское право оказало влияние на древнерусское право. При этом он сравнивает — с точки зрения содержания, языка и стиля — Русскую Правду (в старшей и младшей редакциях) не только со старошведскими областными законами, как это делали Бекман и Норбак, но и со старонорвежскими и датскими, а также привлекает целый ряд других источников: «Повесть временных лет», договоры русских князей с греками, скандинавские саги и сведения арабских авторов о Руси и варягах. Вывод автора очень важен: Русская Правда даже в младшей редакции «по духу и содержанию является более древней, чем скандинавские законы XII—XIII вв.», Русская Правда и скандинавские законы отражают «два различных исторических этапа в развитии общества».

К. Сельнес подверг резкой критике работы Н. Бекмана и А. Норбака. Бекман, подчеркивает он, имел плохое представление о предмете исследования, так как не знал русского языка и изучал Русскую Правду в немецком переводе. Норбака Сельнес упрекает в «слишком многочисленных категорических утверждениях», не подкрепленных данными источников, и в обилии грубых языковых ошибок как в переводе Русской Правды, так и в комментариях. Тщательно разбирая те места Русской Правды и старошведских законов, на которые ссылаются Бекман и Норбак, автор убедительно доказывает необоснованность их утверждений. На материале норвежских, датских и шведских областных законов он показывает, что можно найти много аналогий между скандинавскими и русскими законами, но это отнюдь не подтверждает мнения о заимствовании сюжетов. Аналогии свидетельствуют лишь о том, «что в обоих обществах существовали наказания за одинаковые преступления и что люди в большинстве случаев одинаково реагировали на преступления одного рода». Тщательно сравнивая различные предписания Русской Правды и скандинавских законов по одним и тем же вопросам, автор приходит к выводу, что скандинавское право и древнерусское право «не совпадают в большинстве основных пунктов». Он считает также, что Русская Правда является «типично русской» по языку и стилю и написана народным языком.

Итак, Русская Правда была создана на «собственно русской почве», заявляет Сельнес, и является записью древнерусского обычного права. При этом автор допускает, что скандинавское право могло оказать какое-то воздействие на древнерусское право, учитывая широкие торговые связи между Скандинавией и Киевской Русью, но можно предположить и другое — обратное заимствование. В этой связи следует заметить, что вообще вряд ли можно серьезно говорить о возможности какого-то влияния на Русскую Правду со стороны 198 староскандинавских законов, которые были записаны на 100–200 лет позднее Русской Правды.

Работа К. Сельнеса наносит еще один серьезный удар сторонникам норманской теории. И этот удар тем более ощутим, что он исходит от скандинавского ученого.


Примечания

1 N. Весkman. Jaroslavs rätt och de svenska landskapslagarna. Skrifter utg. av Svenska litteratursälskapet i Finland. Helsingfors. 1912.

2 A. Norbасk. Rusernas rätt och de svenska landskapslagarna. Stockholm. 1943.

3 H. Birnbaum. On Old Russian and Old Scandinavian Legal Language. Some Comparative Notes on Style and Syntax. «Scando-Slavica». T. VIII. Copenhagen. 1962, pp. 115–140.

Источник: Вопросы истории, 1964, № 1.

OCR: Halgar Fenrirsson

197 — конец страницы.

© Tim Stridmann

174.Росы в «Стратегике» Никифора II Фоки
Варяги, Русь
alex_oleyni
В «Стратегике» императора Никифора II Фоки(963-969), в разделе I,6 рассказывается о том, что возле проходов пехотного каре для конницы желательно размещать дротикометателей, которые должны отрезать возвращающуюся за построения гоплитов конницу от противника и закрывать интервалы от него. При этом Никифор пишет:
«В названных интервалах, если есть дротикометатели либо росы, либо другие язычники, должно в каждом интервале поставить их к задней части построения оплитов прямо против «рта» интервала согласно их числа: пятьдесят или сорок или тридцать». (Никифор II Фока, Стратегика, I, 6, С.-Пб., 2014, С.7)Это сообщение интересно тем, что в качестве дротикометателей использовались русы. Причем,  судя по характеру сообщения, это была обычная практика. Исходя из того, что интервалов в пехотном каре Никифор советует иметь либо 8, либо 12, Отряд дротикометателей-русов должен был комплектоваться из 240-600 человек. В византийской армии русы выступали также в качестве щитоносцев с копьями и кавалеристов. В корпусе варангов они были и секироносцами.
Судя по тому, что это стандартная рекомендация, русы должны были массово участвовать во многих военных кампаниях Византии. В комментариях также приводится численность контингентов русских воинов, участвовавших в войнах Византии в Xв. (С.52)
911 г.- 700 воинов в первой экспедиции на Крит.
935 г. – 415 воинов в армии направленной в Ломбардию.
949 г. – 629 воинов во время второй экспедиции на Крит.
954 г. – какой-то контингент русов сражался в византийской армии при Хадате с арабами.
960 г. – они вместе Никифором завоевали Крит
968 г. – два корабля русов было во флоте, направлявшемся в Италию.
988 г. – Владимир послал 6000 воинов Василию II, из которых впоследствии сформировалась дружина варангов.
Как известно в скандинавских источниках первый скандинав появился на службе в Византии только в XI века(Болле Боллесон около 1027г.). Попытки норманистов наскрести еще каких-то «первых» викингов на службе у византийских императоров лишь подчеркивают крайне редкие случаи службы скандинавов в Византии даже в начале XI в., так что автор Лаксдальской саги даже не знал о других «рыцарях удачи». Источники показывают, что на протяжении всего X в. в Византии находились отряды русов, насчитывающие сотни человек. Это свидетельство Никифора, как и другие византийские свидетельства, опровергают теории норманизма о том, что под русами нужно понимать скандинавов. Понятно, что если бы на протяжении целого столетия скандинавы сотнями отправлялись на службу в Византию, никто бы не писал о Болле Боллесоне, как о первом скандинаве на службе в Византии.

165. О попытке Оттона Бамбергского обратить рутен(русь)
Варяги, Русь
alex_oleyni
Я подготовил полный перевод 30 главы из третей книги Герборда «Диалоги об Оттоне епископе Бамбергском»(по Herbordi Dialogus de Ottonis episcopi Babenbergensis, Scriptores rerum Germanicarum, Hanoverae 1868, с 142-144). Эта глава интересна тем, что дает достаточно подробные сведения о южнобалтийской варяжской Руси. В ней сообщается, что Рутения(Русь) во времена Оттона Бамбергского входила в юрисдикцию датских архиепископов. Рассказывается о противостоянии рутен(руси) со штетинцами и попытке Оттона добиться разрешения у датского архиепископа проповедовать на острове Рюген. Также дается уникальное описание обычаев рутен(руси) на острове Рюген.

"Тем временем, рутены[i](русь), после того, как стало известно о вере и обращении штетинцев, и поскольку в христианстве они глубоко(надежно) укоренились (укрепились),  отвратили себя от общества их(общения с ними), всю торговлю взаимную и предприятия торговцев разрывая от негодования, как-будто(словно) с народом другим по вере уже иметь связи в таких [делах] не должны. Они же (рутены) многократно многими проповедниками к вере призывавшиеся, заново никак не хотели обращаться(приходить к вере) , но в то время как одни из них верили, другие - не верили, а также живя по большей части по языческим обычаям, не позволяли всходить там семенам веры, словно бы  удушенным тернием.
Рутения же граничит с[ii] данами, и более того, Рутения должна подчиняться архиепископу данов[iii]. Однако, когда народ, отвергает веру католическую, излишним является, чтобы священники спорили о границах парафии(приходов). Рутены мало-помалу из-за возраставшей ненависти, начали открыто выступать против народа штетинского, и сначала они прогоняли корабли их от берегов своих, а потом по постановлению общины врагами их объявили, Оттону епископу объявив – когда услышали, что с проповедью хочет идти к ним – чтобы он никогда не приближался к границам их. Они говорили, что он ничего не найдет у них, кроме тяжких мучений и верной смерти.
Он же, после того, как такое посольство было принято, в тайне про себя ликует, готовит душу к мученичеству, размышляет и обдумывает все, взвешивает со страхом про себя, лучше ли ему одному идти на такое пиршество, или же со многими.
Штетинцы же, некоторые мужи добродетельные и сведущие были в свите епископа Юлина(Волина)[iv], сведущие касательно местностей, провинций и обычаев этого народа.
Вследствие этого, епископ понемногу испытывает их вопросами, желая знать, не захотят ли его каким-либо образом  провести туда..
Они же, многое рассказав ему о происхождении народа рутен, о дикости душ, и о ненадежности веры, и о зверином их обращении, не умолчали о том, что архиепископу данов они должны подчиняться.
Вследствие этого епископ, уповая, что тому понравится, если они смогут обратиться,  и в тоже время заботясь, чтобы это было подобающим образом, что по праву и разрешению его для проповеди в его епархии пришел, послал достопочтенного священника Ивана(Ювана) из своего окружения и других посланников кораблем с письмами и подношениями ему за разрешением.
Архиепископ с большой радостью и честью принял послов, и хотя много достоинств имел у себя, много о положении, об учении и делах блаженного Оттона расспрашивал. Он был муж добродетельный и простой(чистый), стремящийся услышать о добрых делах, немалой учености и религиозности, внешне, однако, славянской простоты.
Так как люди этой земли есть таковые, что при наибольшем изобилии и богатстве и при общей какой-то суровости, все представляются неотесанными и грубыми. Города, там и замки без стен и башен и укрепляются только деревом и рвами; церкви и дома знати простые и скромные по виду. Занятия людей есть либо охота, либо рыбная ловля, либо выпас скота. В этом все богатства их состоят; так как возделывание полей там редки. Далее, в образе жизни или внешнем виде одежд они имеют мало роскоши и красоты. Наши обыкновенные одежды в сравнении с их более славные(выдающиеся, нарядные). Пресвитер Иван(Юван) выглядел значительнее самого архиепископа.
Всякий раз как бывал [некто] красноречивый, на все искусно отвечающий, то он очень услаждал его, и ничто не могло быть достаточно ему, чтобы он ни услышал об Оттоне. Так как многие годы уже он [Оттон] был известен ему посредством молвы, и ныне он [архиепископ] начал гордиться и радоваться с избытком тем, что он имел в настоящее время достойных и светлых послов, того, кого таковых и столько прекрасных дел молва всюду разносит, о которых он прежде слышал.
О поручении же его, он говорил, что в настоящий момент сам не может ничего ответить, если только прежде не посоветуется с  правителями данов и знатью во время какого-то совещания (съезда знати).
Иван(Юван) и послы между собой рассудив, что это для них слишком долго, просят себя отпустить, чтобы из-за их задержки не опечалился бы епископ.
Он с радушием дал согласие, и письма, дары и корабль довольно большой, полный маслом, в знак любви и дружбы посылая, известил епископа, что он как можно быстрее через своих послов согласно совету(решению) правителей, ответит о слове проповеди. Притворно ли он это сказал или простодушно, нам достаточно точно не известно. Ведь, в то время как через несколько дней мы ожидали его послов, из земель Алемании и от дома Бабенбергского много послов пришло, по большим и важным причинам призывая епископа вернуться назад".


Герборд 3_30_142
Герборд 3_30_143_1
Герборд 3_30_143_2
Герборд 3_30_144
Описание однозначно указывает на то, что Герборд под русью(рутенами) имеет в виду славян с острова Рюген, что являетя еще одним доказательством того, кто же на самом деле варяги.
[i] Verani т.е. жители Верании (Verania=остров Рюген), Ebbo III,23. Возможно отсюда и происходит термин «варяги».
[iii] Архиепископу Лунда, тогда Адсерию. Лунд, город в Скании, тогда метрополия датских архиепископов. Ныне это территория Швеции.
[iv] Отто Бамбергский
Т


















156. Перевод отрывка из Герборда
Варяги, Русь
alex_oleyni
Я подготовил перевод еще одного отрывка из Герборда «Беседа о житии Отто Бамбергского»(III, 30), касающегося рутенов с острова Рюген. Естественно, что его нет в четвертом томе «Древняя Русь в свете зарубежных источников», так как этот отрывок опровергает сказки норманистов о том, что латинские термины для обозначения руси(в частности рутены-Rutheni)относятся только к землям восточных славян, якобы захваченных норманнами. Подлог А. В. Назаренко здесь становится очевидным.
«Тем временем, рутены, после того, как стало известно о вере и обращении штетинцев, и поскольку в христианстве они глубоко(надежно) укоренились (укрепились),  отвратили себя от общества их(общения с ними), всю торговлю взаимную и предприятия торговцев разрывая от негодования, как-будто(словно) с народом другим по вере уже иметь связи в таких [делах] не должны. Они же (рутены) многократно многими проповедниками к вере призывавшиеся, снова никак не хотели обращаться(приходить к вере) , но в то время как одни из них верили, другие - не верили, а также живя по большей части по языческим обычаям, не позволяли всходить там семенам веры, словно через удушение тернием.
Рутения же граничит с данами, и более того, Рутения должна подчиняться архиепископу данов[i]. Но у народа, отвергающего веру католическую, излишним является, чтобы священники спорили о границах парафии(приходов). Рутены мало-помалу из-за возраставшей ненависти, начали открыто противостоять народу штетинскому, и сначала они прогоняли корабли их от берегов своих, а потом по постановлению общины врагами их объявили, Оттону епископу объявив – когда услышали, что с проповедью хочет идти к ним – чтобы он никогда не приближался к границам их. Они говорили, что он ничего не найдет у них, кроме тяжких мучений и верной смерти». (MGH_SS_33_3_30, p.142)


Из текста хорошо видно, что Рутения(русь) граничит с данами и даже должна подчиняться датскому архиепископу. Автор указывает на упорное нежелание рутенов обращаться к христианству и стремление их придерживаться языческих обычаев. Напомню, что описываемые события относятся к 1127 году. Упоминаемые рутены (русь) не имеют отношения к Киевской Руси, которая к тому моменту была давно крещена. Они являются  жителями острова Рюген, которые действительно входили в юрисдикцию датских архиепископов и были самыми упорными из славян-язычников. Видно также, что немецкие комментаторы(в отличие от Назаренко) не испытывали иллюзий относительно того, кого Герборд называет рутенами (русью) и дали указание, что эти же рутены являются веранами(Rutheni =Verani, возможно даже, что этот термин как-то связан с русским термином «варяги»). Веранами же называются жители острова Рюген. У Герборда в той же третьей книге есть даже глава 11, которая называется De Verania insula et gente barbarissima – Об острове Верания и самом варварском народе.


В данном случае остров Рюген назван «Веранией», а под «самым варварским народом» подразумеваются закоренелые язычники.




[i] Архиепископу Лунда, тогда Адсерию. Лунд, город в Скании, тогда метрополия датских архиепископов. Ныне это территория Швеции.

150. "Скандинавская" равноплечная фибула типа Вальста
Варяги, Русь
alex_oleyni
Еще одной темой для спекуляций норманистов является другой тип фибул – так называемые, равноплечные фибулы типа Вальтса. Недавно натолкнулся на статью скандинавского «патриота» И. Янсона и не меньших скандинавских «патриотов» (за банку варенья и пачку печенья) П. Г. Гайдукова и Е. Н. Носова.

http://www.bibliotekar.ru/rusNovgorod/6.htm

Как сообщает нам эта троица норманнистов:
«Весной 1990 г. новгородским коллекционером А. II. Зайцевым на правом берегу р. Волхов, напротив Юрьева монастыря и в 0,5—0,7 км к югу от Городища (Рюрикова городища) был обнаружен интереснейший экземпляр скандинавской равноплечной фибулы (Рис. 1)».
Эти фибулы сразу без каких-либо объяснений объявляются скандинавскими. Но тут же мы обнаруживаем, что оказывается таковых найдено всего 8, причем как минимум 3  за пределами Скандинавии, из чего никак нельзя вывести статистических выводов о том, что эти фибулы происходят из Скандинавии.
«Рассматриваемая застежка принадлежит к маленькой группе равноплечных фибул, которые можно назвать фибулами типа Вальста, по месту находки одного из опубликованных экземпляров. В настоящее время известно 8 таких фибул, включая обнаруженную в районе истока Волхова. Фибула и I Вальста и еще три других (Осбю, Эрвинге, Энста) происходят из захоронений в четырех разных пунктах вокруг Одера Меларен в центральной Швеции. Остальные находки сделаны в погребении в западной Норвегии (Сандангер), в могильнике около г. Турку в юго-западной Финляндии (Хаймионмяки) и на городище Иру к востоку от г. Таллинна в Эстонии».

Возникает законный вопрос, а на каком основании они объявлены скандинавскими? Но дальше, больше. Выясняется, что найденная на Волхове фибула при детальном рассмотрении оказывается не похожей на все остальные найденные фибулы.
«Однако, среди известных экземпляров есть и существенные отличия. Рассматриваемая здесь волховская фибула имеет более длинные пряди волос, чем иные застежки. Поверхность плечей этой фибулы между головами украшена стилизованными изображениями тел животных, в то время как на других фибулах присутствуют более абстрактные изображения (кроме, может быть, найденной в Сандангере), а центральная выпуклина низкая». И в конечном итоге авторы статьи выделяют волховскую фибулу в отдельный тип. Но и это еще не все. Оказывается, эти фибулы пришли в Скандинавию из Западной Европы.

«Скандинавские равноплечные фибулы имеют западноевропейские корни и тип Вальста особенно ярко свидетельствует об этом. Наиболее близкие параллели ему можно найти в районе между устьем р. Рейна на севере и р. Сеной на юге. Тип Вальста иллюстрирует сильные культурные влияния, которые достигали Скандинавии на раннем этапе периода викингов со стороны Франкской империи через торговые пункты в устье р. Рейна».
Таким образом, мы видим, что мнимая скандинавская фибула, на самом деле имеет западноевропейское происхождение. Но тогда, как же фибула все-таки стала скандинавской?

«Единственным сейчас известным местом производства фибул типа Вальста была Бирка, откуда фибулы распространялись далеко вдоль восточных путей вплоть до истока Волхова».
Но то, что в Бирке найдено место производства этих фибул (если это действительно так, учитывая страсть скандинавов к подделкам артефактов), никак не означает, что не было других. Ведь очевидно, что если с Западной Европы пришли эти фибулы, то на том же Рейне должны были находиться и мастерские по их производству. Поэтому объявление села Бирка, с населением не более 1000 человек центром ремесленного производства и торговли мирового масштаба, снабжающих все восточнобалтийские страны своей продукцией, явное преувеличение наших скандинавоманов.
Понимая всю шаткость и необоснованность теории про мировой центр – Бирку, авторы пытаются подкрепить это теорией про постепенное распространение западноеврпейских товаров исключительно через скандинавские земли.
«Сформировавшись под влиянием западных фибул фризских торговых центров района устья Рейна и более глубинных территорий Франкской империи, они свидетельствуют о тех же торговых и культурных связях между западом и востоком, что и фризские кувшины, известные от Сент-Дени на юго-западе до Старой Ладоги на северо-востоке, а на пути между ними, в таких торгово-ремесленных центрах, как Дорестад, Рибе, Хедебю и Бирка». Эта умозрительная теория, является таким же домыслом норманнистов, как и все остальное. В реальности то, что равноплечные фибулы происходили из Западной Европы еще раз подтверждает тот факт, что эти товары вывозились из славянских портов южнобалтийских славян, куда подходили основные торговые коммуникации.
«За лютичами, которых иначе зовут вильцами, протекает Одер, самая полноводная река в земле славян. В ее устье…расположен знаменитый город Юмна(Волин), весьма оживленное местопребывание варваров и греков, живущих вокруг(упоминание греков возможно является намеком на путь из варяг в греки)…Это действительно, крупнейший из всех расположенных в пределах Европы городов, который населяют славяне вместе с другими народами. … От этого города коротким путем добираются до города Демина, который расположен в устье реки Пены, где обитают руны. А оттуда – до провинции Земландии, которой владеют пруссы. Путь этот проходят следующим образом: от Гамбурга или от реки Эльбы до города Юмны по суше добираются 7 дней. Чтобы добраться до Юмны по морю, нужно сесть на корабль в Шлезвиге или Ольденбурге (Старграде). От этого города(Юмны) 14 дней ходу под парусами до Острограда Руси. »(Адам Бременский, II, 22). Как видим, Адам Бременский указывает на тесные торговые контакты Западной Европы с Восточной Балтикой и Русью через славянские города, в частности Волин. Как он указывает – это крупнейший из известных ему городов Европы. Ну куда уж ему тягаться с Биркой))). Хорошо видно также, что описываемые торговые маршруты никак не связаны ни с Биркой, ни со Скандинавией. О контактах с южнобалтийскими землями западных славян (которые и есть настоящие варяги) свидетельствуют и археологические находки на территории Рюрикова Городища, что подтверждают и наши норманисты: «Элементы материальной культуры Городища, которые можно определить как славянские (керамика, хлебные печи, двушипные втульчатые наконечники стрел), находят параллёли на западнославянских землях, примыкающих к Балтийскому морю».

Но наши фантазеры, не успокаиваются на простом выдумывании того, что равноплечные фибулы типа Вальста являются скандинавскими и что распространяться они могли только через скандинавов. Попутно вбрасываются идеи про то, что якобы торговлей занимались исключительно иностранцы, а славяне только земледелием.
«Если Городище — это торгово-ремесленный центр международного плана с полиэтническим населением, благосостояние которого базировалось, в первую очередь, на участии в дальней торговле и контроле за водными путями, то Новгород — столица северной части Русского государства, существовавшая за счет эксплуатации земледельческого населения прилегающей округи». Куда подевались новгородские купцы, просто непонятно))). Но ясно, что перед нами не научная работа, а демагогия, к науке не имеющая никакого отношения.

143. Флавия у Херборда
Варяги, Русь
alex_oleyni
В приводимых мной отрывках в предыдущей статье о житиях Отто Бамбергского встречается загадочная Флавия, которая, судя по описанию, находится на северо-восток от Померании, где-то на Балтике.
II, 1. «Итак, за Поморьем  в океане находятся Дания (Dacia) и Рюген (Rogia), остров маленький, но густонаселенный, а над ним, то есть справа от семизвездья (septentrionis)[i], находится Флавия (Flavia), Пруссия(Pruscia) и Русь (Ruscia), перед ним(ante se) же, то есть со стороны суши(versus aridam),  она обращена к границам Венгрии(Ungaria) и Моравии(Moravia), касающимся ее небольшим выступом, а затем с ней соседит Польша (Polonia), просторная и близкая, простирающаяся до пограничья с землей лютичей (Leuticia) и Саксонией (Saxonia)»
В другой главе Херборд указывает, что русь-рутены с острова Рюген пользовались постоянной поддержкой флавов:
II, 3 «Вот с кем он (Болеслав III) сражался по отдельности в разное время: с одной стороны, Польши – с чехами (Bohemi), моравами (Moravi), венграми (Ungari), с другой – с Русью (Rutheni), народом жестоким и грубым, который при всегдашней поддержке флавов (Flavi), прусов (Prusci) и поморян (Pomerani) сопротивлялся ему наиболее стойко, непрерывно, долго, но тщетно, ибо побежденные им и униженные, в конце концов, после многих поражений, они со своим королем решили просить у него мира. Однако тот, хотя и был утомлен постоянными войнами и трудами, не сразу согласился на мирное отдохновение, а не прежде, чем получит в качестве удовлетворения какой-нибудь памятный почетный дар».
Возможно, название Flavia происходит от латинского слова flavus – огненного цвета, золотисто-жёлтый, золотистый. Такой термин использовался при описании людей со светлыми волосами, блондинов. Так, например, Цереру называли Ceres flava - златокудрая Церера; flava coma – светловолосая, белокурая (так в Древнем Риме называли женщин легкого поведения). Если эта этимология верна, то это можно связать со следующим интересным описанием берегов Балтики, которое встречается у Адама Бременского:
А.IV,19

Судя по описанию, речь идет о каких-то далеких восточных берегах Балтики. Адам указывает, что есть племя алан или альбан, (т.е. белых), которые на своем языке называются виссами(Wizzi). Обычно все исследователи связывают этот этноним с весью. Этот этноним встречается несколько раньше у Адама в главе IV,14, как одно из прибалтийский племен.  Затем Адам добавляет, что они безжалостные амброны и рождаются с седыми волосами(т.е. светловолосые).
К слову «амброны» дается отдельная схолия:
«Схолия 124 (120). Они на своем языке зовутся вильцами; это чрезвычайно жестокие амброны, которых поэт называет гелонами»[ii].
Скорее всего, этот комментарий возник из-за того, что потребовалось уточнить слово «виссы». Автор же схолии воспринял его как название вильцев, т.е. лютичей. Это несколько выбивается из контекста повествования о далеких и загадочных берегах, но зато дает нам ключ к пониманию того, кого могли называть светловолосыми или флавами. Это либо прибалтийское племя весь, либо вильцы( лютичи).  Возможно, и тех и других так называли.  Судя по первому отрывку из Херборда, флавы должны жить на берегу Балтийского моря, где-то северо-восточнее Рюгена и под это описание лучше подходит весь. Хотя если Херборд перечисляет племена с запада на восток, то флавы должны располагаться западнее прусов. С другой стороны во втором отрывке флавы названы постоянными союзниками рутен с острова Рюген. Довольно трудно представить весь постоянными союзниками рутен, да еще в борьбе с Болеславом Кривоустом. С другой стороны, рутены входили в племенной союз лютичей. Поэтому, более вероятным кажется то, что в данном случае (по крайней мере во втором отрывке) имеются в виду вильцы или лютичи.




[i] Созвездие Большой Медведицы
[ii] Гелоны здесь упоминаются в связи с тем, что Адам называет Балтийское море Скифским.