Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Варяги, Русь

242. Русь и Ruotsi

Я уже писал о вненаучных фантазиях норманистов по поводу Ruotsi. Но несмотря на разгромную критику, многих исследователей, в том числе из лагеря норманистов и скандинавских ученых, ее продолжают выдавать за "научно обоснованную" теорию такие грантоеды как Мельникова, Петрухин, Мачинский, Клейн и иже с ними верящие в филологию археологи. Поэтому, мне кажется, стоит несколько упорядочить выдвигавшиеся в норманизме концепции и их критику.
https://www.dropbox.com/s/6dfliarame00shb/%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%8C%20%D0%B8%20Ruotsi.docx?dl=0
Варяги, Русь

233.О росских названиях порогов у Константина Багрянородного

Безусловно, что названия росских порогов уже давно стали одним из столпов норманизма и этим аргументом жонглирует большая масса археологов и историков, как с чем-то самоочевидным, не вдумываясь, насколько обоснованными являются "филологические" построения норманистов. Особенно это утвердилось после выхода текста Константина Багрянородного (КБ) академика Г. Г. Литаврина, который комментарии по порогам отдал на откуп филологу по скандинавским языкам  и неспециалисту по древнегреческому языку норманистке Е. А. Мельниковой.  Уже сам факт того, что комментариями занимался неспециалист ни в славянской, ни в классической филологии должен удивлять, так как текст КБ относится к Руси и написан на древнегреческом языке. Очевидно, что издатели двигались в определенной научной парадигме и Литаврин даже не удосужился самостоятельно вдуматься в греческий текст. Собственно и подготовки греческого текста никакой не было, так как изданный текст в точности повторяет другое иностранное издание 1985 г. Фактически Е. А. Мельникова, как и все предшествующие норманисты, занимается бесплодным поиском созвучий в древнескандинавских языках, который при желании можно проводить с любым языком, и если захотеть, то пороги могут оказаться и китайскими.

Collapse )
Варяги, Русь

230. Мистификации норманизма - 400 лет

В продолжение темы о причинах возникновения норманизма и чьи политические интересы он отстаивает выкладываю еще одну статью, которую мне любезно предоставил крупнейший знакок норманистических споров в России и историографии варяжского вопроса доктор исторических наук, профессор,
заведующий кафедрой отечественной истории Липецкого государственного педагогического университета Вячеслав Васильевич Фомин:

https://www.dropbox.com/s/fr26wrm0cix0sfo/%D0%9F%D0%B5%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%B9.doc?dl=0
Варяги, Русь

224. Окно Овертона

В своей заметке http://alex-oleyni.livejournal.com/38003.html
я уже указывал, каким образом происходил постепенный ввод в научный оборот измененного текста «Хроники» Адемара Шабанского в норманистических работах А. В. Назаренко. Еще раз напомню, что главной задачей Назаренко в норманистическом цехе исторических мифотворцев является попытка выдачи многочисленных упоминаний дунайских и балтийских Русий за упоминания Киевской Руси. Латинские источники из-за их обширности и многообразия представляют главную угрозу норманизму и на этом направлении Назаренко предпринята серьезная работа, несравнимо большая, чем подтасовки Бибикова в византийских источниках.
В данном случае речь идет о фразе из Хроники :
Sanctus autem Brunus convertit ad fidem Ungriam provintiam, aliam, que vocatur Russia.
Святой же Бруно обратил к вере венгерскую провинцию, другую, которая называется Руссия.
Из фразы следует, что в Венгрии, т.е. на территории бывшей Паннонии находилась провинция Русь, которую Бруно Кверфуртский крестил. Эта фраза не нравится Назаренко и в своей работе
(Назаренко А. В., Древняя Русь на международных путях, Москва, 2001, с.343( мы склонны скорее допустить пропуск союза "que" "и"...Иными словами мы предлагаем конъектуру: "...Ungriam provintiam, aliamque, que vocatur Russia") ) он попытался ее изменить, добавив союз «и», пытаясь выдать это за упоминание якобы не связанной с Венгрией Киевской Руси.
Затем в четвертом томе «Древняя Русь в свете зарубежных источников»(2010) под редакцией Назаренко  эта фраза появляется с союзом «и» в квадратных скобочках, уже без всяких пояснений, как-будто так и надо.
Спустя еще какое-то время выходит издание «Хроники» Адемара Шабанского фонда Евразия (2015). Того самого фонда, который якобы бескорыстно занимается «просвещением», но на самом деле вбрасывает выгодные для запада исторические мифы. В этом его главная функция, на это и деньги. Достаточно вспомнить, как фонд решил просветить нас в нашей же истории, и издал работу клоуна из Сорбонны Режи Буайе, который прочитал пару статей на английском языке о нашей истории, написал, что Киевская Русь приняла католицизм в 988 г. Знаток древнерусской истории, ни дать, ни взять))).
В тексте изданном фондом Евразия читаем:
«Святой же Бруно обратил в веру Венгрию и другую провинцию, которая называется Руссия».(С.195)
Как видим, уже нет и никаких скобочек возле союза «и», которые Назаренко все-таки хотя бы вставлял, и изменен сам текст. Здесь же ни пояснений, ни комментариев, просто наглая подтасовка. Вот так и в водятся в научный оборот измененные под определенные политические цели переводы.
Все окно Овертона закрылось.
Варяги, Русь

197. Статуэтка из Гнездова, или потуги Мурашевой найти очередной скандинавский маркер

Мурашева в своей статье http://www.norway-live.ru/library/vikingi-mezhdu-skandinaviey-i-rusyu24.html попыталась выдать артефакт, найденный в Гнездове за скандинавский. Сначала о самой находке, как ее описала Мурашева.
«В 2003 году, при раскопках пойменной части гнездовского поселения, была найдена небольшая антропоморфная фигурка, отлитая из чистого свинца. …Фигурка была найдена в районе развала большого каменного производственного очага, связанного с ювелирным делом. Очаг относится к финальному горизонту культурного слоя исследуемого участка, точную датировку которого предложить пока не представляется возможным. Наиболее важной датирующей находкой из данного горизонта является наконечник ножен меча, подобные наконечники встречены в основном у балтских племен(коммент: опять же не скандинавских, и тут же хотелось бы отметить, что это район близкий к Неманской Руси). Они относятся к восточно-прусской группе по типологии П. Паульсена и датируются, по мнению С.Ю. Каинова, концом X — началом XI вв».

«Находка представляет собой миниатюрную человеческую фигурку высотой 2,9 см, шириной 0,8 см (рис. 23). Вероятно, первоначально статуэтка изображала стоящего мужчину, однако ноги оказались утрачены. Прекрасно проработаны черты лица: крупный прямой нос, круглые выпуклые глаза. Уши обозначены полукружьями. Хорошо читаются усы и небольшая бородка. Голова увенчана коническим головным убором, состоящим из восьми отчетливо отделяющихся друг от друга и закругляющихся внизу лепестков-лопастей. Головной убор завершается круглым навершием».

«Одежда человечка представляет собой перепоясанную рубаху или кафтан, доходящий до колен. Пояс в виде выпуклого валика выделен очень отчетливо. Ниже пояса одежда собрана в складки. Руки согнуты в локтях, левая лежит на поясе, правая — чуть выше, на животе».

На основании того, что на месте находки статуэтки была найдена глиняная форма для овальных фибул и пряжка в стиле Борре, Мурашева заявляет, что мастерская принадлежала скандинаву.  Но это крайне сомнительное утверждение. Несмотря на раздутую Петрухиным и Жарновым теорию о том, что овальные фибулы являются этническим маркером, фактически этому нет никаких веских оснований. Во-первых, такие фибулы встречаются вместе с другими славянскими вещами, во-вторых, встречаются непарные находки в погребениях, что уже указывает на отличие фасона женской одежды. Точно также и пряжки в стиле Боре. Большинство из них найдены в Гнездове, даже больше чем в Швеции. С таким же успехом, можно заявлять, что они просто импортировались в Швецию. Не говоря уже о том, что увидев ту или иную форму пряжки, мастера могли имитировать импортные вещи.
Мурашева признает, что точных аналогий статуэтке нет, но тем не менее, она настаивает, что эта статуэтка скандинавская.  Причем приводится серия из очень маленьких рисунков, как бы доказывающих, что это так. Но на поверку оказывается, что сюда затесались статуэтка из Шведта(4), из земель южнобалтийских славян, и вообще из Перми(5), которая не имеет никакого отношения к скандинавам. Но при этом аналогии по Мурашевой нужно искать только у скандинавов( ну где же еще).
Правда статуэтку из Шведта трудно отнести к скандинавским артефактам. «Фигурка из Шведта тоже очень схематична, от статуэтки из Линдбю ее отличает отсутствие пояса и бороды. Едва различимые вертикальные полосы на коническом головном уборе напоминают лопастное членение головного убора «идола» из Гнездова. Инго Габриэль считает, что фигурка имела культовое предназначение, он полагает местное ее изготовление и отмечает, что это единственная находка подобного рода амулета на западнославянских территориях. Исследователь считает, что она изображает божка в восточном княжеском одеянии, состоящем из кафтана и остроконечной шапки. Он отмечает, однако, и скандинавские параллели, например шапку с вертикальным членением, как у бронзового Фрейра из Рэллинге.» Но и тут Мурашева пытается сделать вброс и выдать статуэтку за скандинавскую. Легко превращая все артефакты в скандинавские, можно доказать влияние «суперцивилизации» самых отсталых племен, не имевших даже городов, на всю остальную Европу))).  Интересно, если это случайно завезенная скандинавская статуэтка божка из Швеции или Норвегии, то по идее, Мурашева должна нам привести десятки таких статуэток из Швеции и Норвегии, где без сомнения такие статуэтки должны были встречаться на каждом углу, в отличие от славянских земель. Но что-то не видать.

Мурашева приводит свидетельства иностранных исследователей, которые далеко не так единодушны в оценках этих статуэток. «Однако в вопросе интерпретации фигурок нет единого мнения. Так, например, Л. Мотц считает, что приведенные фигурки изображают не бородатое божество, а музыкантов. Исследовательница полагает, что то, что кажется бородой, на самом деле — изображение флейты, а иногда — двойной флейты, которую музыкант держит обеими руками. Впрочем, данное мнение, интересное своей оригинальностью, не представляется достаточно обоснованным и может быть приведено скорее как историографический казус. Предназначение фигурок спорно — некоторые исследователи считают их фишками для игры, другие полагают, что они могли использоваться в качестве амулетов (все варианты трактовок рассмотрены в монографии Р. Перкинса).» Ухватившись за отрывок из «Саги о Халльфреде» Мурашева вслед за Перкинсом пытается выдать подобную статуэтку за карманного божка. Причем непременно скандинавского. Обосновывает она это тем, что статуэтки подобные 4 и 5 были неустойчивыми и не могли использоваться в качестве фигорок игры. Но как эти фигурки, так и сама фигурка из Гнездова лишены ступней. Не известно, были ли у них подставки для ног, поэтому это назвать аргументом сложно.
Понятно и зачем Мурашева так упорно выдает статуэтку из Гнездова за «карманного» божка. Нужны новые «неоспоримые» этнические маркеры(франкские мечи и овальные фибулы не всех убеждают) для пропихивания теорий норманизма. Заимствование восточными славянам скандинавских религиозных традиций и культов не прослеживается, поэтому любая находка подобной статуэтки будет означать присутствие скандинава на территории Руси с последующими мысленными спекуляциями о влиянии «суперцивилизации», основании государства и т.д..
Для того чтобы показать всю нелепость «скандинавских аналогий» Мурашевой, я предлагаю более внимательно сравнить изображение гнездовской фигурки, которую Мурашева пытается выдать за Тора, с первой фигуркой из приведенных Мурашевой рисунков, где изображен человек, держащий себя за бороду. Обычно, именно такие изображения однозначно связывают с Тором. Остальные статуэтки вообще не имеют никаких определяющих признаков. Возьмем изображение гездовской фигурки и более детальное изображение так называемого «Тора» из Эйрарленда в Исландии.

Фигурка из Гнездова.
А вот скандинавская статуэтка, которую в научной литературе называют Eyrarland image.


Это статуэтка 6.7 см высотой, сделанная из бронзы. Перед нами мужчина с коническим колпаком на голове, сидящий прямо на кресле без ручек с низкой, в виде трезуба спинкой. На мужчине нет ни одежды, ни обуви. Отчетливо видны раздваивающиеся на щеках усы. Мужчина держит двумя руками какой-то предмет у рта или себя за бороду.

Исландская статуэтка так называемого «Тора» отличается по размеру. Она сделана из бронзы, в отличие от гнездовской, сделанной из свинца.  Исландская фигурка сидит, а гнездовская стоит. Скандинавская статуэтка изображает голого мужчину в колпаке, гнездовская изображает мужчину в кафтане или длинной рубахе подпоясанной поясом. Головные уборы также разительно отличаются: у скандинавской фигурки шапка в виде правильного конуса, у гнездовской явно выделяются сегменты. Скандинавская фигурка держит себя за бороду или держит какой-то предмет у рта, у гнездовской одна рука у пояса, другая чуть выше, заведена ближе к сердцу. Если речь идет о бороде, то у скандинавской статуэтки она стилизована под определенную форму, которая многократно повторялась на других изображениях и позволяла скандинаву узнать, что изображено. У гнездовской статуэтки изображена довольно реалистично обычная, короткая борода.
Возникает законный вопрос, что между этими статуэтками общего? Какой ряд аналогий завел Мурашеву так далеко?
Но более того, и назначение и использование этих фигурок может быть абсолютно разным. Прежде всего, вряд ли речь идет о божестве в случае скандинавской фигурки. Голый мужчина в коническом колпаке вряд ли является изображением Тора. Более того, Мурашева пытается доказать, что речь может идти о боевом шлеме конической формы. Т.е. по Мурашевой скандинавы представляли себе Тора голым, но в боевом шлеме, держащем себя за бороду.  Сама поза и предмет у подбородка наталкивал исследователей на мысль, что перед нами музыкант, который сидит на стуле и что-то играет на каком-то духовом инструменте. Но вполне возможно, что есть и другое объяснение. Хорошо видно, что голова непропорционально большая. Выступающие усы на фотографии делают лицо почти квадратным. Сзади хорошо видно, что затылочная часть головы намного меньше, чем лицевая. Сама стилизация бороды делает ее нереалистичной, искусственной. Это может означать, что человек, сидящий на стуле, держит маску с бородой и закрывает лицо. Тогда понятно, почему он двумя руками держится за бороду – он просто поддерживает маску. И сам конический колпак, который вряд ли является шлемом и даже обычной шапкой, скорее всего, не предмет повседневного обихода, а атрибут того же действа, когда требовалось использовать подобные маски. В таком случае, перед нами вряд ли скандинавский «карманный» божок и функциональное назначение статуэтки еще нужно определить.
О функциональном назначении гнездовской статуэтки вообще трудно что-либо сказать. Перед нами прямо стоящий мужчина с обычной бородой в высокой шапке. Это может быть и божок, и игральная фигурка и амулет(особенно если к колпаку крепилось кольцо). То, что эти статуэтки можно было положить в карман, еще не означает одинаковое их функциональное назначение. Что эти статуэтки означают, и для чего они использовались еще предстоит выяснять.
Поспешное же конструирование Мурашевой нового скандинавского «этнического» маркера призвано только для поддержания псевдонаучных теорий норманизма, а не к действительному научному разбору данного вопроса.
Варяги, Русь

191. Идол из Черной Могилы

В интернете я нашел статью «О «научности» норманизма». http://russbalt.rod1.org/index.php?topic=3993.0
В этой статье в частности сообщается о реставрации бронзовой статуэтки идола из Черной Могилы.  Реставрацию проводил В.Н. Даркевич. На основании этой реставрации доцент Т.А.Пушкина, которая специализируется на «превращении» археологических находок в скандинавские(Об этом заядлом увлечении Пушкиной я уже писал http://alex-oleyni.livejournal.com/18822.html ) написала статью, где заявила о том, что после реставрации стало понятно, что это статуэтка скандинавского бога Тора. Отсюда она попыталась перекинуть мостик к тому, что якобы в Чернигове был похоронен скандинав.


В найденной мной статье приводятся две фотографии до и после реставрации, где видно, что статуэтка стала несколько отличаться от первоначальной.
Автор статьи обращает внимание на следующие несовпадения:
«При сравнении фотографий № 1 и № 2 бросается в глаза ряд несовпадений :
- рог фигурки №1 превращается в часть бороды у №2, меняя наклон и ширину;
- правая ладонь у №1 доходит до середины рога, а у №2 – полностью охватывает уже бороду;
- браслет на правой руке №1 выходит за контуры тела, а у №2 располагается на фоне тела;
- у №1 рог и левая ладонь касаются пояса, а у №2 расположены намного выше;
- у №1 рот примерно на уровне плеч, у №2 – заметно выше и т.д. ( правый бок, пояс ).
Можно попробовать объяснить некоторые несовпадения небольшим поворотом идола №1, но это погоды не делает. Налицо прием «научной» реставрации, превращения божка славянского в скандинавского…».
К этому можно добавить, что божок в правой руке, что-то держит у рта или подбородка. На реставрированной статуэтке явно часть этого предмета срезана и проделаны бороздки, для придания эффекта волос. Такого явно не видно, на первой фотографии. Фактически, речь идет о том, что часть предмета у подбородка божка была сознательно удалена и оставлена только та часть, которая непосредственно соприкасалась с подбородком.
По сути, если автор статьи прав, то мы сталкиваемся с сознательной подделкой археологических артефактов. И честно говоря, и мадам Пушкиной, и Даркевичем должны уже заниматься компетентные органы, так как это уже сознательная порча исторической находки.
К этому случаю я хотел бы добавить еще один момент, который касается того, как вообще у археологов-норманистов артефакты получают свою скандинавскую принадлежность. Комбинацию эту, как в шахматах, можно назвать «двухходовкой». Этакое окно Овертона в два шага. Сначала некий эксперт, вроде доцента Пушкиной пытается выдать какую-то вещь за скандинавскую. Причем делает это в весьма осторожной манере, просто как предположение. Затем появляются уже другие статьи, где все ссылаются на Пушкину и без зазрения совести начинают заявлять как о твердо установленной истине, что вещь скандинавская. Затем ссылки множатся и уже все просто уверены, что все доказано. Ну как же, серьезные люди, есть ссылки на научные статьи. Так, например, можно проследить, как выдавалась Ладога за скандинавское поселение. Так было с артефактами из Гнездова. Так же точно происходит и со статьями Пушкиной.