?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: армия

214. Панегирик Назария Константину Великому
Варяги, Русь
alex_oleyni
Панегирик был произнесен ритором Назарием в Риме 1 марта 321 г. Восхваляя действия императора, Назарий так описывает боевые действия под Вероной, произошедшие в 312 г.
«Сама же Верона, наполненная значительными военными силами, которые собрал воедино страх перед твоим прибытием, и уже потеряв множество своих жителей убитыми, на некоторое время сделалась более осмотрительной, но не слишком преуспела в этом намерении: она искала убежища от твоих атак за своими стенами. К тому же в ней находился Руриций(Aderat ibidem Ruricius, experientissimus belli et tyrannicorum ducum columen), человек чрезвычайно опытный в военном деле и опора тиранов, а все стены были покрыты большим количеством защитников, хотя большая их часть уже была разбита под Бриксией. Подобно тому, как подорвано здоровье всего тела, даже если болит какой-то один орган, и все войско испытало страх, когда неудачу потерпела одна из его частей. А как легко отбросить прочь слабость, когда человек охвачен чрезмерной дерзостью, ясно показывают как другие случаи, так в особенности и осада этого города. Осажденные предпринимают атаку, и те, кто в течение довольно долгого времени укрывался внутри городских стен, чтобы избежать смерти, воспользовались случаем и совершили безрассудную вылазку, за что и были наказаны. Тот же Руриций, потеряв множество воинов и будучи оттесненза городские ворота, лишился надежды и к тому же тронулся умом: он вырвался из Вероны и вскоре привел туда же новые силы, а уже на исходе дня предпринял новую атаку, более страстно стремясь к битве, чем к своему спасению. Однако он ошибся скорее в итоге сражения, чем в заслуженной им участи. В самом деле, смерть уничтожила ярость, которая не могла быть излечена ни доводами рассудка, ни страхом поражения».(Латинские панегирики. XII Panegyrici latini //Nazarii Panegyricvs Constantino Avgvsto Dictvs, 25,3-7, M., 2016, C. 321-322)
В этом отрывке речь идет о префекте Максенция с неримским именем Руриций/Рурик, который  попытался организовать оборону Вероны и погиб в кровопролитном сражении с войсками Константина Великого в августе 312 г.  Он также упоминается в другом панегирике IX.8.1 с именем Помпеян. В исторической традиции он закрепился под именем Руриций Помпеян.
Как видим, имя Руриций/Рурик встречалось еще в начале IV в. и своим происхождением никак не обязано скандинавам.

194. Война гуннов и данов у Саксона Грамматика
Варяги, Русь
alex_oleyni
Я перевел полностью отрывок, относящийся к войне данов и гуннов во времена легендарного конунга Фрото III.
https://www.dropbox.com/home?preview=%D0%92%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%B0+%D0%B3%D1%83%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B2+%D0%B8+%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2.doc
Этот рассказ интересен тем, что в войне с данами на стороне гуннов выступает русь.  Сам рассказ о войне распадается на несколько эпизодов. В начале, оскорбленный царь гуннов (Гун, как его называет Саксон) тем, что его дочь была отвергнута конунгом Фрото III, начинает собирать войско для похода на данов. Подготовка занимает несколько лет. Собирается как сухопутная армия, так и флот. Здесь Саксон упоминает, что о том, что царь гуннов привлекает на свою сторону восточного короля Олимара, которому поручает управление своим флотом. Его возле Руси (Ruscia) находит посланный на разведку Эрик. Эрик выясняет численность собранных сил и возвращается к Фрото. Фрото с флотом выступает на восток и сначала захватывает какие-то острова,  а затем нападает на небольшое количество кораблей рутен-руси(Rutheni). После этого он нападает на основные морские силы гуннов под командованием Олимара. В ходе сражения ему удается разбить флот гуннов. Олимар и Даг, судя по всему, попадают в плен к Фрото, и в дальнейшем выступают уже на стороне датского конунга. После этого, Эрик советует Фрото отступить и подождать. Ввиду гигантской численности гуннов, двигающаяся по безлюдным местам к Дании армия сталкивается с голодом, что приводит к рассеиванию армии и прекращению похода. Но и у самого Фрото в лагере вспыхивает чума. Чтобы она не распространялась, он направляет отдельные отряды в разные уголки Балтики и Северного моря для пополнения припасов и стягивания дополнительных сил.  Отдельно вклинивается сообщение о том, что на помощь к Фрото прибывает Хитин из Норвегии со 150 кораблями.   Царь Гун, услышав о трудностях в лагере Фрото, вновь собирает армию и идет против данов. Но к Фрото собираются силы из различных уголков земли, куда были посланы отряды. Собрав армию, Фрото выступает против гуннов. В ходе грандиозного сражения, которое по утверждению Саксона длилось семь дней, он разбивает гуннов. При этом заваливает трупами три «главные реки Руси (Ruscia)». О каких реках идет речь не понятно. В сражении погибает сам царь Гун, а его брат с таким же именем сдается в плен, с остатками своего войска. После этого описывается, как Фрото раздает захваченные и покоренные земли. При этом Гун, как это ни странно, получает Саксонию, Олимар получает Хольмгардию, под которой многие исследователи видят новгородские земли, а Онев получает Куногардию(возможно речь идет о киевской земле). И в конце рассказа сообщается, что держава Фрото III раскинулась от Руси(Ruscia) на востоке, до Рейна на западе.
В рассказе о войне данов и гуннов особо бросается в глаза, во-первых, что Саксон легко смешивает Русь восточную и рутен(русских) с острова Рюген, во-вторых, крайне размытый театр военных действий. Рассказав о концентрации флота Олимара где-то у Руси, Саксон далее переходит к рассказу о столкновении с флотом рутен. При этом Восточный король Олимар, хотя и не назван русским королем, но собирает флот у Руси, где его и находит Эрик. Под Ruscia тут, скорее всего, понимается восточная Русь. Хотя это и весьма странно, так как она находится очень далеко от основного театра военных действий. При этом в упоминаемом морском сражении из всех собранных гуннами народов конкретно называются только рутены, под которыми Саксон в других местах понимает рюгенскую русь. Это было собственно отражением той упорной борьбы, которую вели датчане в середине XII в. с рутенами, и свидетелем которой был Саксон. Поэтому, основные силы гуннов в морском сражении принадлежат рюгенской руси. Собственно Саксон и не мог писать ни о каких морских силах Восточной(Киевской) Руси, так как ни о каком флоте восточной Руси на Балтике никто никогда не слышал. Но Саксон легко объединяет рюгенскую русь с восточной, представив рутен морскими силами Олимара.  В начале войны силы Олимара выступают союзниками гуннов. Это имеет параллели с Песней о Нибелунгах, где русский князь выступает вассалом или союзником Атиллы.
Также в тексте Саксон упоминает, что Фрото послал флот в устье Эльбы, чтобы преградить путь чужеземцам. Другими словами, Саксон передает, что путь гуннов шел к Ютландии и переправе через Эльбу, как и армий франкских и германских королей, когда они шли нападать на Данию. Казалось бы, здесь и должны были даны встретить гуннов. Но основное сухопутное сражение разыгрывается где-то далеко на Руси. Мне кажется, что причина здесь кроется в том, что в преданиях, которые передает Саксон, наслоились представления разных эпох о Руси и ее локализации. Саксон не выдумывает исторический сюжет «с чистого листа», а пользуется какими-то старыми преданиями, в которых встречается Русь. В первоначальной версии этого предания вряд ли были такие неожиданные переносы военных действий из Ютландии в Восточную Русь. Скорее всего, речь шла об одной из Балтийских Руссий, которые располагались на пути вглубь Ютландии.  Такая Русь была в районе Любека-Макленбурга. Но память о ней ко временам Саксона практически стерлась, зато росли знания и осведомленность о Восточной(Киевской) Руси. Скорее всего, в первоначальном предании речь шла  о походе гуннов в сторону Ютландии или в земли Южной Балтики, где в землях южнобалтийских славян находилась отдельная «Русь», где и произошло легендарное сражение.

Война данов и гуннов при датском конунге Фрото III имеет параллели с Сагой о Тибреке Бернском(Составитель саги ссылается на то, что его информаторами были жители Соэста, Бремена и Мюнстера). Как известно, из переведенных Веселовским отрывков из Саги о Тидреке Бернском, там описывается война между гуннами и вилкинами(великанами?), в которых угадываются велеты(или вильцы).  При этом, вилькины описываются, как могущественный народ Южной Балтики, который подчинил многие земли, в том числе и Данию, Швецию, Виндланд(земли южнобалтийских славян). В какой-то момент царю Вилькину удается подчинить и Русь(гл.22)(вполне возможно, что это намек германских преданий на подчинение Северо-Восточной Руси и выплату дани варягам русских летописей), но после смерти его, Гертнит из Руси(в одной из версий он назван королем Рузиланда и Восточного царста(Ruzcialande i Austrriki), т.е. владеет тем же царством, что и Олимар Саксона Грамматика) захватывает власть над вилькинами(гл.25). Земли вилькинов, Руси и Греции поделены между сыновьями Гертнита. Озантриксу достается земля вилькинов. Именно Озантрикс с вилькинами и ведет упорную войну с Аттилой и Тидреком Бернским. В саге есть также эпизод похода Аттилы в Ютландию и боя между Озантриксом и гуннами где-то между Ютландией и царством гуннов(гл.45-46). В саге о Тидреке Бернском также, как и у Саксона, звучит диссонансом война на Руси. После разгрома вилькинов и гибели Озантрикса, Аттила  якобы устремляется на Русь(гл.312-315). Если в войне гуннов с вилькинами исторической подосновой является напряженная борьба между германскими(и франкскими) королями(собирательным образом которых является Аттила ) и балтийскими славянами, из которых самое упорное сопротивление оказывали вильцы, то грандиозные походы на Русь не имеют под собой никаких исторических оснований. Ни германские, ни франкские короли никогда не ходили походами на Русь. Опять же, здесь мы можем иметь дело с переносом представлений о Балтийской Руси на Восточную Русь.

174.Росы в «Стратегике» Никифора II Фоки
Варяги, Русь
alex_oleyni
В «Стратегике» императора Никифора II Фоки(963-969), в разделе I,6 рассказывается о том, что возле проходов пехотного каре для конницы желательно размещать дротикометателей, которые должны отрезать возвращающуюся за построения гоплитов конницу от противника и закрывать интервалы от него. При этом Никифор пишет:
«В названных интервалах, если есть дротикометатели либо росы, либо другие язычники, должно в каждом интервале поставить их к задней части построения оплитов прямо против «рта» интервала согласно их числа: пятьдесят или сорок или тридцать». (Никифор II Фока, Стратегика, I, 6, С.-Пб., 2014, С.7)Это сообщение интересно тем, что в качестве дротикометателей использовались русы. Причем,  судя по характеру сообщения, это была обычная практика. Исходя из того, что интервалов в пехотном каре Никифор советует иметь либо 8, либо 12, Отряд дротикометателей-русов должен был комплектоваться из 240-600 человек. В византийской армии русы выступали также в качестве щитоносцев с копьями и кавалеристов. В корпусе варангов они были и секироносцами.
Судя по тому, что это стандартная рекомендация, русы должны были массово участвовать во многих военных кампаниях Византии. В комментариях также приводится численность контингентов русских воинов, участвовавших в войнах Византии в Xв. (С.52)
911 г.- 700 воинов в первой экспедиции на Крит.
935 г. – 415 воинов в армии направленной в Ломбардию.
949 г. – 629 воинов во время второй экспедиции на Крит.
954 г. – какой-то контингент русов сражался в византийской армии при Хадате с арабами.
960 г. – они вместе Никифором завоевали Крит
968 г. – два корабля русов было во флоте, направлявшемся в Италию.
988 г. – Владимир послал 6000 воинов Василию II, из которых впоследствии сформировалась дружина варангов.
Как известно в скандинавских источниках первый скандинав появился на службе в Византии только в XI века(Болле Боллесон около 1027г.). Попытки норманистов наскрести еще каких-то «первых» викингов на службе у византийских императоров лишь подчеркивают крайне редкие случаи службы скандинавов в Византии даже в начале XI в., так что автор Лаксдальской саги даже не знал о других «рыцарях удачи». Источники показывают, что на протяжении всего X в. в Византии находились отряды русов, насчитывающие сотни человек. Это свидетельство Никифора, как и другие византийские свидетельства, опровергают теории норманизма о том, что под русами нужно понимать скандинавов. Понятно, что если бы на протяжении целого столетия скандинавы сотнями отправлялись на службу в Византию, никто бы не писал о Болле Боллесоне, как о первом скандинаве на службе в Византии.

98. Деревянные мечи из Ладоги
Варяги, Русь
alex_oleyni
Несмотря на то, что Арциховский давно убедительно показал, что встречающиеся на территории Руси мечи, являются франкскими и нет никаких оснований считать, что они преимущественно принадлежали или завозились скандинавами, тем не менее, норманнисты и, прежде всего, Кирпичников и компания патриотов Скандинавии пытаются превратить все находимые франкские мечи в скандинавские.
В этой связи интересна также коллекция деревянных мечей из Ладоги, которую норманнисты также спешат сделать скандинавской. Уже в работе Давидан И.О.( «К вопросу о контактах древней Ладоги со Скандинавией», 1971) предпринимаются попытки выдать их за предметы принадлежащие норманнам.
«Деревянные мечи, найденные в количестве 21 экз., представляют иногда довольно точные копии так называемых франкских мечей и в ряде случаев можно попытаться определить их тип(учитывая, конечно, условность такого определения)…. Франкские мечи, распространившиеся по всей Европе, уже в VIII-IX вв. как бы потеряли свою этническую определенность и стали общеевропейским международным оружием.
Основной центр изготовления мечей находился в Рейнской области… В Скандинавии сосредоточено большое количество находок подобных мечей; в частности, здесь хорошо известны мечи типа В (конец VII-IX вв. по Петерсену) и особенно многочисленны мечи типа Н (850-950 гг. по Петерсену).
И так как иногда их находят в скандинавских погребениях, то Давидан спешит всех уверить, что они завозились не иначе как норманнами.
В более поздней работе Рябинин приводит описание и прорисовку найденных деревянных мечей в Ладоге.
«Особую категорию деревянных поделок образуют игрушечные воспроизведения оружия (рис. 4).
Известная ранее коллекция ладожских находок насчитывает 25 имитаций мечей и два воспроизведения копий (Штакельберг 1969: 252-254). По данным О.И. Давидан, из 25 ладожских мечей-игрушек семь относятся к горизонту Е3, семнадцать - к горизонтам Е1-2 и лишь одна находка происходит из отложений горизонта Д (Давидан 1971: 140-142). В ходе новых исследований найдено еще 13 мечей и 2 копья (Рябинин 1995: 55-56). Почти все резные поделки происходят из нижнего горизонта ЕЗ (750-830-е гг.) и только один игрушечный меч обнаружен в горизонте Е1 (конец IX - начало X в.)»
(Деревянный мир Ладоги).







Как видим из описания, эти деревянные игрушки относятся к самым ранним слоям Ладоги. Они довольно точно воспроизводят настоящие виды боевых мечей. Он также подтверждает, что по Петерсону эти модели мечей можно
отнести к типам B и Н. В связи с такими настойчивыми попытками норманнистов, выдать все находимые на территории Руси франкские мечи за принадлежащие норманнам, очень хорошим опровержением может служить работа Херрмана, которого вряд ли можно заподозрить в антинорманнизме. Херрман в своей работе «Ободриты, лютичи, руяне» пишет о находках оружия в районе Менцлина:
«В Менцлине, на нижней Пене, к балтийским коммуникациям выходила другая важная внутренняя трасса. Она вела от средней Эльбы и Хафеля, т. е. в конечном счете от земель вдоль среднего Рейна к устью Одера и на Балтику. В более позднее время так называемая Via regia (королевская дорога) пересекала страну от Гамбурга через Мекленбург и Деммин к устью Пене. Этим определялось центральное положение Менцлина, несмотря на сравнительно слабо заселенную округу. С VII в. можно обнаружить политический центр в Гёрке, городище на южном берегу Пене, судя по находкам вооружения и снаряжения, занятом воинами. Напротив, на северном берегу реки с конца VIII в. располагалось поселение ремесленников и торговцев. Некоторые факты характеризуют раннее значение этой переправы через р. Пене уже в VII в. Примечательна находка однолезвийного меча, так называемого сакса, с клинком, орнаментированным плетенкой и растительным узором. Близкая параллель ему известна из Хайльфингена в области аллеманов VII в.
Остальное оружие, шпоры и предметы торговли относятся к VII-IX вв.; меч с инкрустированной рукоятью и перекрестьем соответствует типам H-I по скандинавской типологии Я. Петерсена, бывшим в употреблении в IX-X вв.; при землечерпальных работах на Пене и ручье Штегенбах были найдены разнообразные боевые топоры, с бородкой и вырезным обухом, и даже глиняное яйцо, редкий в западнославянских областях символ плодородия, из Киева».
Как видим, на торговом пути, который связывал как раз рейнские земли, (откуда вывозили франкские мечи), со странами Балтики и Восточной Европой были найдены и сакс и меч типа H т.е. такого же типа как вырезанные деревянные модели из Ладоги. Также, мы видим, что там же нашли предметы из Киева, что прямо указывает на торговые связи балтийских славян с Русью.
Таким образом, у нас нет никаких оснований считать, что найденные в Ладоге деревянные игрушки мечей были вырезаны именно скандинавами.
Такие же точно мечи носили и южнобалтийские западные славяне. А с учетом того, что письменные источники именно их отождествляют с варягами, мы можем предполагать, что именно они завезли их на Ладогу, а не скандинавы.

80.Как франкский скрамасакс стал скандинавским
Варяги, Русь
alex_oleyni
О том, как пытаются с помощью археологии «натиражировать» доказательств массового присутствия скандинавов на Руси, и тем самым доказать норманнство варягов, красноречиво свидетельствует следующая статья А. Р. Артемьева. Я специально полностью приведу ее, чтобы все сами смогли убедиться, чем занимаются у нас некоторые «специалисты» от истории.

О НАХОДКЕ В ПСКОВЕ ОДИННАДЦАТОГО НА ТЕРРИТОРИИ ДРЕВНЕЙ РУСИ СКРАМАСАКСА
А. Р. Артемьев
Летом 1985т. в ходе работ Псковской археологической экспедиции в Среднем городе на ул. Ленина в раскопе VI (начальник экспедиции и раскопа В.В.Седов) был найден боевой нож - скрамасакс (Рис. 1). Он был обнаружен в поле кургана 42 городского некрополя Пскова X - начала XI в. Нож имеет длину - 37,5 см, ширину - 2,4 см; Длина его лезвия - 25 см, коней черенка рукояти загнут. Последний из размеров немного не отвечает требованиям Я.Петерсона к боевым ножам, который полагал, что они должны быть не менее 30 см длиной, 3 см шириной [Петерсен, 1951, с 188]. Тем не менее сомнений в боевой принадлежности ножей с шириной лезвия менее 3 см у исследователей нет.
Помимо Норвегии, узколезвийные скрамасаксы этого времени найдены в Бирке, на Готланде, в Финляндии, Эстонии и Латвии где являются франкским по происхождению наследием эпохи Меровингов [Arbman, 1940. табл VI, 5; 3, с. 63, табл. X, 5; 4, табл. ХIII: 1, с. 160, сноска 2; 5, с. 393, 494; 6, с. 18, 19,рис. 15: 1-5; 7, с. 240-242; 8, табл. 55: 25, 60: 28, 64: 16].





Скандинавское происхождение этого вида оружия в Древней Руси несомненно. Все десять ранее найденных на древнерусской территории ножей происходят из богатых дружинных курганов. Два из них, датируемые второй половиной X в., обнаружены в Юго-Восточном Приладожье. Остальные, относящиеся к X в., встречены: четыре в Шестовицком могильнике, по одному в Михайловском могильнике под Ярославлем и Гнездове [Кирпичников А. Н., 1966, с 102], а также на некрополе Херсонеса [Колесникова Л. Г., 1975, с 265-267, рис. 1а].
По внешнему облику к нашему экземпляру ближе всего стоит скрамасакс из кургана 145 Шестовицкого могильника [Блiфельд Д., 1977., с 189, табл. XXXVIII: 6]. У него тоже загнут конец черешка и практически та же ширина лезвия - 2,4 см. Однако он длиннее псковского - 51 см, из которых на лезвие приходится - 42 см. -Нахождение в Пскове столь редкого атрибута северной дружинной культуры свидетельствует о несомненном присутствии в нем в X в. скандинавского этнического компонента и включении города в систему трансевропейских культурных связей.
Других находок, кроме двух трупосожжений, курган не содержал.

Из статьи мы видим, в 1985 году был найден в Пскове скрамасакс. Это франкский боевой нож. Франкское оружие было очень популярно в Европе. Его покупали, вывозили, копировали. В том числе вывозили русские купцы и на Русь. Естественно, что находки этого оружия были и в других странах. Артемьев пишет : «Помимо Норвегии, узколезвийные скрамасаксы этого времени найдены в Бирке, на Готланде, в Финляндии, Эстонии и Латвии где являются франкским по происхождению наследием эпохи Меровингов».  Очевидно, что из-за того, что оно было широко распространено по Европе оно не является этническим маркером, позволяющим определить национальную принадлежность погребенного. Если в погребении археологи находят скрамасакс, это еще не означает, что владельцем скрамасакса был скандинав, также точно, как и то, что сделан он в Скандинавии или скандинавами привезен. Но что заявляет Артемьев.
Оказывается «Скандинавское происхождение этого вида оружия в Древней Руси несомненно». Как он это устанавливает? «Все десять ранее найденных на древнерусской территории ножей происходят из богатых дружинных курганов».  Вот и все доказательства! Другими словами, если погребение дружинника богатое, то оно скандинавское. Откуда это следует совершенно не понятно. Есть масса примеров, богатых славянских погребений.
Затем, если даже предположить, что в этих погребениях, где были найдены скрамасаксы, были другие вещи, которые позволяют однозначно утверждать, что там погребены скандинавы, то, какое отношение это имеет к данной находке? Что
славянский дружинник не мог носить скрамасакс? Очевидно, что вполне мог. Само наличие скрамасакса в данном случае никак не доказывает, что погребение скандинавское. Обратите внимание, в погребении ничего кроме этого скрамасакса
не нашли. Артемьев пишет  в самом конце: «Других находок, кроме двух трупосожжений, курган не содержал».  Другими словами, вообще нет никаких доказательств, что погребение скандинавское.  Но и о доказательствах того, что остальные десять тоже принадлежат скандинавам Артемьев особо, как вы видите, не распространяется. Тем не менее, он уверенно заявляет о несомненности скандинавского происхождения  скрамасакса, тем самым как бы подталкивая и к выводу, что погребенный человек был скандинавом.  Это типичная подгонка археологического материала, под определенные теории. В данном случае Артемьев занимается подгонкой археологических данных под теорию норманнизма. Это вопиющее безобразие, творящееся в отечественной науке, когда так неприкрыто занимаются подтасовками и подгонками.