Alexander Oleynichenko (alex_oleyni) wrote,
Alexander Oleynichenko
alex_oleyni

185.Чередование гласных о-у в корне рус-

В различных исторических источниках русских называли то «русами», то «росами». И даже сейчас страна называется «Россией», а восточных славян, проживающих в ней, называют «русскими». Исследователи давно подметили, что топонимы и гидронимы с корнем рус- в основном встречаются на северо-востоке Руси, а с корнем рос-  на юге Руси.
Академик Б. А. Рыбаков выдвинул концепцию того, что первоначальным этническим названием было «росы», на основании того, что в наиболее ранних источниках именно в такой огласовке встречается этот этникон:

«Древнейшей формой самоназвания русских было, очевидно, «рос», засвидетельствованное и Псевдо‑Захарией Ритором для VI в., и топонимикой, и византийскими авторами. Смена «о» на «у» могла произойти позднее (в VIII–IX вв.), когда в Приднепровье появилось много выходцев из северных славянских племен, для которых более характерно «у» – «рус». Смену «о» на «у» мы видим и в названиях соседних народов: булгары и болгары. «Русская Правда» в ее древнейшей части носит название «Правда Роськая». Арабоязычные и персоязычные авторы всегда употребляли форму «рус», а греки – «рос». К этому можно добавить, что имя антского вождя звучит у автора VI в. – Боз, а у автора XII в. – Бус». (Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв., М., 1982, С.83). Также он связал этноним с названием реки Рось, в бассейне которой он и располагал первоначальный племенной союз росов-русов: «Итак, проблема происхождения Руси решается таким образом:
Племя росов, или русов, было частью славянского массива в первые века нашей эры. Имя росов связано с рекой Росью, притоком Среднего Днепра. Первым свидетельством о росах можно условно считать рассказ Иордана о росомонах, враждовавших с Германарихом готским. Обе формы («рос» и «рус») сосуществовали одновременно. В летописях преобладает форма «русь», но в источниках одновременно применялась и форма «рось»: «росьские письмена», «Правда Росьская»». (Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв., М., 1982, С.90) (Мнение о происхождении названия Руси от речки Рось сообщает еще автор Густынской летописи: «…от реки, глаголемая Рось»(ПСРЛ. т.II, Cпб., 1843, С.236))

Наличие в письменных источниках указаний на народ росов, а так наличие топонимов и гидронимов с таким корнем создает проблемы норманизму, так как предполагает иной способ появления этнонима «русь», чем пресловутое ruotsi. Поэтому предпринимались всевозможные попытки доказать, что упоминаемые в источниках росы являются совершенно другим в этническом плане народом, и чисто случайно якобы, из-за созвучия росы стали отождествляться с норманнами-русами. При этом, усиленно распространяется и навязывается мнение, что славянским языкам вообще не характерно чередование в корне о-у. Как пример можно взять известную работу филолога-норманиста Хабургаева, где он без всяких доказательств заявляет: «известные попытки связать Русь с названием реки Рось (или Ръсь?) лингвистически несостоятельны - для славянских диалектов рассматриваемого времени чередование о/у и даже ъ/у невероятны»(Хабургаев Г.А., Этнонимия Повести временных лет, М., 1979, С.218) В данном случае Хабургаев просто следует давно высказанным концепциям норманизма, в частности работе Брима, которая была написана еще в 1923 г. Вообще, нужно отметить, что Хабургаев в главе посвященной этнониму «русь», в отличие от всей остальной его работы, слепо следует «авторитетам» и местами сам противоречит своим же собственным выводам относительно славянской этнонимии. О том, что нельзя соглашаться с мнением Брима писал еще О. Трубачов, в том числе и по вопросу чередования о/у(Трубачов О. К истокам Руси, М., 2013, С.65).
В этой связи очень важна приводимая доктором исторических наук Ю.Д. Акашевым аргументация, касающаяся чередования о-у в корнях слов в славянских языках (я приведу отрывок из его книги полностью):
«В научной литературе, как уже отмечалось, весьма распространенно мнение о том, что названия «росы» и «русы» не могут быть отнесены к одному народу. Это мнение зиждется на том основании, что для русского языка якобы не характерно чередование гласных о и у. Но это совсем не так. И, чтобы убедиться в этом, надо просто знать русский язык. Чередование о – у, которое иногда выражает смысловое различие, а иногда нет, прослеживается, например, в таких русских словах, как: ковать – кую, строгать – стругать, строганина – стружка, стопа– ступня, мошка– мушка, дух – задохнуться и т. д. В «Словаре русского языка XI–XVII вв.» приводятся в качестве равноправных в употреблении варианты слов «муравей» и «моравей», «мурoванный» и «морованный», «морошка» и «мурошка» и др.
Памятники древнерусской письменности зафиксировали в ряде случаев употребление гласного у на месте о. Например, в опубликованном И.И. Срезневским так называемого Савинского списка сказания «О письменах» черноризца Храбра отмечается написание противительного союза «ну» вместо «но»: «Прѣжде убо словѣне не имѣху кънигъ, ну чрьтами и рѣзами чьтяху и гатаху, погани суще»; «Ну прѣжде Еллини не имѣху своимъ языкъмь письменъ, ну финичьскыми письмены писаху свою си рѣчь». В Московском евангелии 1393 г. встречается слово «от укрух» (от крох): «Пси бо ядѧт[ь] от оукрухъ, падающих[ъ] от трѧпезы г[оспод]ии своихъ». В новгородской грамоте, написанной от имени архиепископа Симеона (датируется 1416–1421 гг.) в слове «толк» (переводчик) отмечается непоследовательное написание буквы «он» (О), которая читается как о, и лигатуры «ук» (ОУ), которая читается как у: «…и на его бр[а]та на Wртѣмью на мєстєрєва толка», «Инца з брат[о]мъ съ Wртѣмьем, с мєстєрєвымъ толкомъ», но «оу его бр[а]та оу Вортѣмьи, оу мєстєрєва тоулку».
Кроме того, в русских говорах разных областей зачастую отмечается «укание» вместо «окания» или «акания». Например, в ряде деревень Новгородской области говорят: «Утуйди ут муего угуроду» («Отойди от моего огорода»). В Смоленской губернии был записан заговор, применявшийся при лечении лихорадочных больных: «Пресвятая мати Бугуродица, пасаби у маим нагавари, аб чом тибе буду прасить, буду малить. Пумяни, госпади, отча Аксентия у царства нябесным…». Как видно, фонетическая запись заговора также отразила употребление у на месте о.
Владимир Даль, характеризуя наречия русского языка, отмечал, в частности, что в Тверской губернии вместо «ховать» говорят «хувать», в Костромской губернии говорят «ут» вместо «от», «удеяло» вместо «одеяло»; в Рязанской – «уставили» вместо «оставили», «ухота» вместо «охота», «углобли» вместо «оглобли». В своем словаре он приводит также двоякое написание слов «ропак» и «рупак» (торос, нагромождение льдин), «рохоба» и «рух» (сполох, шум, суета), «стопка» и «ступка» (маленькая кружка, стаканчик, чарка), слово «сyковица» поясняется им как «березовый сок». Ю.П. Миролюбов отмечает, что в Антоновке, на юге России, говорили иногда «скот», а иногда «скут», и приводит поговорку: «Скутына ходила по полю, траву щипала, а до дому попала, тай пропала». Составитель русской грамматики, изданной в 1696 г. в Оксфорде, Г.В. Людольф в свою бытность в Москве имел возможность ознакомиться с разными слоями живой русской речи, образцы которой он привел в приложении к своей грамматике. И среди них тоже встречаются отдельные примеры «укания»: «Длячево ты вчерасъ не ку мнѣ пришолъ» (вместо «не ко мнѣ»), «То их убычеи» (вместо «обычаи»).
Приведенные примеры говорят о том, что чередование гласных о и у есть явление исторической грамматики русского языка, которое пока еще недостаточно изучено, но которое не следует игнорировать. Можно утверждать, что восходит это явление к очень древней эпохе, что также подтверждается рядом примеров из славянских языков. Взять хотя бы русское слово «стул». В других славянских языках стул очень часто называется словом, восходящим к общеславянскому *stolъ: в болгарском языке – «стол», в словенском – «stol», в верхне– и нижнелужицком – «stol», в польском – «stolek». В общеславянском слове *stopa (рус. «стопa») корень *stop – тот же, что (с назализацией) в общеславянском же *stǫpati (рус. «ступать», «ступня»). Русскому слову «кол» соответствует польское «kо́l» (читается: кул), чешское «kul»; русским «твой», «бобр» – польские «twо́j», «bо́br» (читается: твуй, бубр); русскому «тупость» – словенское «topost». Русскому «ковать» соответствует украинское «кувати», польское «kuc», русскому «кузнец» – украинское «коваль», сербо-хорватское «ковaч»; однокорневым с ними является и русское «козни»; чередование о и у в этих словах наблюдалось уже в общеславянскую эпоху: *kovati – *kuti– *kovaljь – *kuznь. По наблюдениям А.А. Аникина, к праславянскому *rugja восходят русские слова «наружность», «рожа» и встречающееся в диалектах «ружь» (со значением: внешность, образ, облик.
Глубокая древность лингвистического явления о: у подтверждается также тем, что в разных языках, относящихся к индоевропейской группе, имеется довольно много слов, обозначающих одинаковые или схожие понятия, в которых в одном языке звучит о, в другом – у. Например: дочь (рус.) – dukte (литов.) – духт (тадж.), якорь (рус.) – ‘άγκυρα (греч., читается: анкюра), ноль и нуль (рус.) – nulles (латин.) – noll (швед.) – null (фран. и англ.), тумба (рус.) – tumba (латин.) – tomba (итал.) – tombe (фран.), шкура (рус.) – scorum (латин.) – *scora (о.-с.) и т. д. Много таких случаев прослеживается на примере санскрита и русского языка: ubha – оба, utpad – отпадать, bhrŭ – бровь, çvçru – свекровь. Наконец, чередование о-у свойственно самому санскриту. Например: ruh– rohati (расти, подниматься), rud– roditi (рыдать), budh – bodhati (будить, пробуждаться) и т. д.».(Акашев Ю. Д. История народа рос: от ариев до варягов, М., 2013, С.96-102)
Таким образом, чередование о-у в корне рус- присуще древнерусскому и вообще славянским языкам и наблюдается с глубокой древности. Можно оспорить мнение Рыбакова, что этноним росы связан с названием реки Рось. На это указывает норманист А.В. Назаренко: «Однако древнейшие памятники предполагают гидроним с редуцированным в корне: *Ръсь, который восстанавливается на основе форм косвенных падежей типа Рси…, а также названия жителей Поросья поршане». Но это частный момент. Здесь связь могла быть и другой, и не обязательно этноним росы происходит от названия реки. Собственно и Нестор, который приводил имена славянских племен, не указывал на связь названия Руси с рекой Рось, хотя  указывал на происхождение других названий славянских племен от рек, такие Морава или Полочане. Трудности с пониманием взаимосвязи этнонима росы-русы и реки Рось еще не отменяет чередования о-у в славянских языках и, соответственно, тождество этнонимов «росы» и «русы». Здесь нужно также отметить, что Рыбаков не совсем прав указывая на то, что греки использовали всегда форму «рос». На самом деле византийские авторы использовали обе формы. Для этникона «русь» использовалось слово ‘Ρω̃ς, которое читалось через «о», так и слова, где дифтонг передает звук «у»(Например, у продолжателя Феофана, когда он рассказывает о неудачном походе Игоря на Константинополь в 941 г. (Первым вышедший на своем дромоне патрикий рассеял строй кораблей росов    ( Ῥουσικῶν πλοίων), множество их спалил огнем, остальные же обратил в бегство.)). Греки как раз передавали обе формы названия, в отличие от латинских источников, где встречается только форма «рус-» (Бертинские анналы здесь не в счет, так как это единичный случай передающий греческий источник(Rhos)). Причем обе формы передачи этнонима греки связывали с одним и тем же народом восточных славян – русью.
 
Tags: Акашев, росы, русы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments