?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
137. Росские названия порогов у Константина Багрянородного
Варяги, Русь
alex_oleyni

Норманнисты так усиленно спешат заверить, что названия росских порогов у Константина Багрянородного нельзя вывести из славянских языков, что практически парализовали исследовательский интерес к этой проблеме. Несмотря на то, что все скандинавские этимологии также неудовлетворительны и являются просто подгонкой и поиском созвучий, навязывается мнение, будто абсолютно доказано, что речь идет о скандинавских языках. Многие исследователи настолько верят этим «заверениям», что даже не пытаются их проверить. Так Брайчевский, который критически отнесся к филологической схоластике норманнистов, тем  не менее, обратился не к поиску объяснений из славянских языков, а сразу стал искать в восточных языках, в частности в осетинском. В своей статье «Константин Багрянородный и днепровские пороги» я уже приводил аргументы Брайчевского относительно восточного, осетинского происхождения «росских» названий порогов.  Вопреки академику Литаврину, который в издании Константина Багрянородного навязывает всем мнение о якобы единственной правильной скандинавской этимологии названий порогов, мне все же кажется, что нужно вернуться к более тщательной проверке названий порогов.

Прежде всего, выпишем на греческом все названия «русских» порогов.

Ἐσσουπῆ (Эсупи), Οὐλβορσί (Улворси), Γελανδρί(Геландри), Ἀειφόρ(Аифор), Βαρουφόρος(Варуфорос), Λεάντι(Леанти), Στρούκουν (Струкун). Я включил в перечень и названием третьего порога Γελανδρί из-за его неясности, несмотря на то, что Константин Багрянородный считает его славянским словом.

Ἐσσουπῆ (Эсупи) – здесь большинство исследователей сходится в том, что искаженная передача славянского выражения «не спи» , о чем пишет сам Константин Багрянородный. Сам факт того, что и по-русски и по-славянски порог одинаково звучит, указывает на то, что русский является одним  из славянских языков.

Название последнего порога  также имеет вполне прозрачную славянскую этимологию. Прежде всего, хорошо видна вполне славянская морфология слова. Слово образуется с характерным для славянских языков суффиксом, как в словах «вещ-ун», «колд-ун», «скак-ун», «стриг-ун».  Строкъ или стрѣкъ древнерусском языке означает «овода», «слепень».  (Акы юница строком стрѣчема, разгорѣся). Отсюда, кстати, и слово «стрекало».  Этим же словом древнерусские книжники называли созвездие Кентавра, так как κεντέω -жалить. По смыслу этого словообразования, такая конструкция должна означать что-то вроде «жалящий», «пронзающий». Возможно, это намек на острые камни, которые могут пронзить судно. Обычно исследователи ассоциируют этот  порог с последним Вольным порогом. Порог Вольный  -  состоял  из  3  лав  и  6  гряд  камней;  порог  был  мелководен  и  сильно засорен  камнями.  На острые подводные камни намекает  и Константин Багрянородный: «Эта переправа имеет ширину ипподрома, а длину, с низа до места , где высовываются подводные скалы, насколько пролетит стрела…».

Название второго порога Οὐλβορσί (Улворси) также вполне славянское. Здесь сбивает с толку греческая буква «бета». В древности она читалась как «б», но в византийскую эпоху она стала читаться как «в».  Однако она использовалась также для передачи в некоторых словах звука «б», как, например, в имени «Борис».  Кроме того, она использовалась для передачи звука «б» в иностранных словах. Если учесть эту особенность, то чтение становится вполне понятным. «борси» передает скорее всего др.рус. прилагательное бързыи- «быстрый», «скорый», «стремительный», «быстроходный», (ст.слав. бръзъ, рус. борзый, укр.борзий, болг. Бърз, чеш. brzy). Интересно, что в наиболее близких  южнобалтийским славянам- варягам верхнелужицком и  нижнелужицком диалектах славянского языка - это borzy, и borze, т.е. практически буквально совпадают с  передачей Константина Багрянородного. Хорошо известно древнерусское наречие «Вбързе» – «быстро», от той же основы. Борзина – быстрина, стремнина, поток. Возможно также, что начальное «ул», это искажение от слова «гул» а все выражение, это несколько искаженная передача  гул бързины - «гул быстрины (стремнины)»  (или «у быстрины (стремнины)»).

Таким образом, мы имеем вполне удовлетворительную славянскую этимологию для трех  из семи приведенных у Константина Багрянородного порогов. Отсюда становится понятным, что росские названия порогов, это просто другие названия на славянском языке, возможно с некоторыми диалектическими особенностями. Понятно, что и остальные должны иметь какое-то объяснение в славянских языках.

Относительно порога Ἀειφόρ(Аифор)  нужно заметить, что в древнеславянском языке не было звука «ф».  Он появился только с заимствованием иностранных слов, прежде всего, из греческого языка. Но летописцы иногда греческое «ф» заменяли на «хв».  При передаче славянских слов в зависимости от звонкости русского «в» греки тоже могли передавать его как звук «ф». Буквально это наблюдается в тексте самого Константина Багрянородного. Имя "Святослав" он передает как Σφενδοσθλάβος.  Поэтому этимологию нужно искать не к Аифор, а к Аивор. Название порога Ἀειφόρ  - возможно является искажением от древнерусского слова гайворонъ, гайвор из др.слав. гавранъ (возможно с диалектными особенностями), происходящего от соединения двух слов «гай» и «вранъ». В древнерусском языке было как слово вранъ так и воронъ, как это видно из статьи 1074 года в Лаврентьевской летописи. Гаиворонъ обозначает грача или ворона, но имеет и переносное значение - «стая птиц, шум, гам». Это слово до сих пор сохранилось в украинском языке: «гайвор» «гайворон». Вполне возможно, что с  какими-то диалектными отличиями и Константин услышал это название по-росски.  Отсутствие начального звука «г» может объясняться как раз тем, что информатор Константина Багрянородного  был  южнобалтийским славянином , варягом. В западнославянских диалектах звук «г» был как раз более глухой. Во всяком случае, Константин дважды порог передает как «прах», а не «праг». Кроме того, гайвор – «гомон птиц», «шум стаи птиц» хорошо согласуется с объяснением Константина, что название связано с гнездовьями птиц. Пеликаны конечно никогда не гнездились на Днепре, но возможно Константин просто не понял о каких птицах идет речь

Но можно предложить и другую этимологию, связанную со словом Воръ –«ограда, частокол, забор».  Отсюда, кстати и слово «ворота».  Интересно, что на Днепре кроме порогов, препятствия судоходству создавали также так называемые заборы.  Старослав. Вьря, вр(е)ти – закрывать, замыкать,  укр. «вiр».  Это слово родственно готскому – warjan –запирать, древнеанглийскому  werian –возводить дамбу,   англ. weir – дамба (причем в этом случае термин связан с перекрытием проточной воды).  

Довольно трудно предложить этимологию для третьего порога Γελανδρί(Геландри), несмотря на то, что Константин Багрянородный указывает, что это славянское слово, которое в переводе означает «шум порога». Росского названия для этого порога он не приводит. Корень ghel/ghol–«звучать», gal- «издавать звук», общеиндоевропейский. У нас от этого корня образуется масса слов: глагол, голос, галдеть, гул.(Гоудъ-звук, звук музыкального инструмента, Гоусти, Гоудеть, Гоудьба, Гоудение, Гълка-шум, ропот, Гудити – гласить, хулить, Гукъ- звук, шум) Гедеонов предложил еще один вариант «Гулъ ядрый»- сильный шум.

Что касается пятого приведенного у Константина  Багрянородного порога Βαρουφόρος(Варуфорос), то здесь бросается в глаза, что это сочетание двух греческих слов: Βάρος –груз, кладь; φορός – несущий, переносящий. Это выражение можно передать как «грузопереносящий».  Конструкция этого слова такая же, как и в имени Никифор ( Νικηφόρος«Победоносный»). Возможно, что Константин дал не само росское название порога, а его перевод.  Скорее всего, такое название возникло из-за того, что приходилось частично, либо полностью разгружать ладьи на этом пороге, чтобы перетащить их через порог.

Λεάντι(Леанти). Здесь прежде всего нужно отметить, что Литаврин в переводе вместо «т» вставил «д», что делать не очень красиво, тем более академику, получилось  «Леанди» при совершенно ясном  чтении «Леанти». В комментариях он подводит  потом  норманнистическую трактовку.  Здесь можно предложить целый набор славянских слов, которые могли послужить названием  порогу.  Здесь возможна связь с однокоренными словами к слову «луна».  Кроме значения спутника Земли, луна» имела смысл отголосок, что связано с переносом зрительных ассоциаций в слуховую сферу. К древнерусскому прототипу восходит сохранившийся до сих пор в украинском языке, производные от «луна» - отголосок, «лунати» - звучать, откликаться, «лункий» - звучный. Также в древнерусском ланути – однокр.  от лаять. Кроме того, есть еще слово Линити- линять, которое в различных славянских языках имеет  довольно широкую семантику. Так  словацкое слово leneti означает обдирать. Тогда название порога,  возможно, восходит к значению «обдирающий, царапающий».

Я не претендую на окончательное разрешение вопроса с росскими порогами у Константина Багрянородного, но  можно достаточно уверенно предполагать, что это искаженная передача славянских слов, кроме названия  Βαρουφόρος (которое похоже является греческим словом).  Академик Литаврин явно куда-то спешил, или за чем-то, заявляя о скандинавской этимологии. Я думаю, если бы за это дело взялись зубры славистики, то можно было бы окончательно решить вопрос со славянской этимологией названий днепровких порогов у Константина Багрянородного.



  • 1
Спасибо! А то осетинские названия меня смущали. ;-)

То есть к осетинскому тоже привязали (к иранским)? Если так легко то или иное слово привязать к любому языку, то о каких таких бесспорных фактах вообще идёт речь (я про норманистов)?

Статья Брайчевского тоже интересная, но через чур быстро отказался от поисков славянских этимологий и бросился искать в осетинском. Интересно, что славянской этимологией днепровских порогов практически никто не занимался, хотя это первое с чего следовало бы начинать.

Очень интересная информация.

Кстати, насчёт "Леанти" - "ан" в этом слове может быть тем, что в тогдашнем языке было прообразом нынешнего "я". Носовой "а", который в современном русском выглядит как "я".

Как в "анкер" - "якорь"; "Свантевит" - "Святовин"; "Свантеполк" - "Святополк" и т.д. И таким образом - это "Леяти" - тоже много всяких вариантов может быть.

Да, похоже с Леанти довольно много может быть прототипов. Нужно дальше продолжать исследовать.

Помнится, Иловайский предлагал перегруппировать "росские" и славянские названия:
"Может быть, Ульборси совсем и не означает то же самое, что Островунипраг; а вернее соответствует именно славянскому Вулнипраг?"
"Струвун. Это якобы не славянское слово разве не тот же Островун-порог [Островунипраг], приводимый Константином между славянскими названиями? Струвун и Островун представляют такое же отношение, как названия нашего древнего города Вручий и Овруч."
"...против славянского Веруци, следовало бы поставить русское Варуфорос (а не Леанти), как происходящий от того же корна врети, варити. Геландри, по объяснению Константина, значит "шум порога"; отсюда мы делаем предположение: не скрывается ли тут слово «гулъ»? Форма Гуландарь или Гуландра весьма возможна в русском языке. "



Edited at 2013-01-25 09:15 pm (UTC)

Я думаю, можно обойтись и без таких радикальных допущений. Но в целом, нужно дальше искать.

я особо не настаиваю, тем не менее: если там есть пороги с общим названием - значит, языки весьма близки были, и в сопоставлении наиболее соответствующих по звучанию имён нет ничего криминального жи )

1.) Ἀειφόρ = ἀεί ‛всегда, постоянно’ + φορός ‛несущий’. Греч. φορά (< φέρω ‛нести, носить, приносить’) ‛ношение, несение’, φορέω (intens. к φέρω) ‛носить, уносить, увлекать’, лат. fero ‛носить’, φέρβω ‛питать, кормить, вскармливать’, φέρμα ‛плод; отпрыск, дитя’. Родств. русск. беру, брать.

Ἀειφόρ - постоянно несущий, т.е. ненасытный. Славянское название Неясыть/Ненасытец представляет собой кальку все-таки др.-греческого названия самого разрушительного и опасного днепровского порога.

http://trueview.livejournal.com/130099.html

2.) Довольно трудно предложить этимологию для третьего порога Γελανδρί(Геландри), несмотря на то, что Константин Багрянородный указывает, что это славянское слово, которое в переводе означает «шум порога».

Ирон. хæл-хæл - "шум воды, журчание, хохот", осет. хъæлǽба - "спор, шум, гомон, возня, волнение", ирон. хъæлǽс - "голос". От основы хъæл- при помощи суффикса -ын может быть образован глагол (инфинитив) хъæлын ("шум, шуметь"), от которого при помощи суффикса -æн прилагательное хъæлæн ("шумный").

Греч. κελαδέω "шуметь, кричать, звучать, звенеть", κελαρύσδω "струиться с шумом, журчать", γελάω "веселиться, ликовать". Русск. голос. Шумерск. gala "lamentation singer" (Akk. kalû).


Edited at 2017-12-31 12:44 pm (UTC)

Я написал на эту тему новую статью
https://alex-oleyni.livejournal.com/63246.html

> Кроме того, гайвор – «гомон птиц», «шум стаи птиц» хорошо согласуется с объяснением Константина, что название связано с гнездовьями птиц.

Гавра - ворона. http://trueview.livejournal.com/138041.html

Схожести созвучия, увы, не увидел.

Могу поделиться одним своим предположением по поводу начала Руси. Мой перевод.
Новгородская летопись. Далее перевод.
(**От тех варягов, находников тех, прозванных Русью (называвшихся Русью) и от тех слывет (слышится) Русская земля.**)
Перевод явно сомнительный, конечно, но как версия имеет право быть.

Далее о начале русской земли в этой летописи.
"В лето 6362. Начало земли Руской...И были три брата: первый по имени Кий, второй Шек..."

Интересно правда?

То есть, начало русской земли - отличается от слов пошла русская земля.
"Отсюда, есть, пошла русская земля." Значит пошла, стала расширяться, а не зародилась.

Как вам такая версия?


Там ещё есть интересное выражение про "мать городов русских" ;)

  • 1